Обсудить ваш проект

Интервью с Андреем Сыкулевым, Генеральным директором компании «Синимекс».

Интервью с Андреем Сыкулевым, Генеральным директором компании «Синимекс»

Андрей Вадимович, Ваша компания много лет работает в банковской ИТ-сфере. Вы могли бы выделить основные тенденции развития этого рынка за последние пять лет? Есть ли сегменты, которые можно назвать драйверами рынка?

Тенденции развития рынка банковских ИТ за последние пять лет существенно не изменились, к драйверам, или скорее своего рода «рабочим лошадкам» рынка, можно условно отнести отдельные сегменты и направления. Это, прежде всего, мобильные технологии и приложения – тренд, который возник уже более пяти лет назад. Это перевод основных банковских систем с транзакционной парадигмы построения в продуктовую. Происходит постепенная миграция - банки в большей степени нацеливаются на работу с клиентом, а не на обработку транзакций. Отсюда возникает высокий интерес к системам, позволяющим строить продукты - усложнять и индивидуализировать их, подстраивая под конкретного клиента. Сервисы и подходы, традиционные для корпоративного банкинга, начинают сейчас активно развиваться в ритейле.

Среди наиболее интересных процессов следует отметить выстраивание новых межотраслевых альянсов: переход банков к формату работы на стыке отраслей, когда финансовые организации не просто кредитуют и ведут расчетное обслуживание, а осуществляют глубокое взаимодействие с бизнесом, выстраивая более сложные продукты, такие, например, как рефинансирование цепочек поставок, продукты в части управления денежными средствами.

Ваша компания в начале своей работы фокусировалась на иностранных клиентах. Позднее Вы смогли завладеть вниманием и российских заказчиков. Какова сейчас их доля, есть ли принципиальные отличия в работе с российскими и зарубежными клиентами?

Мы работаем на рынке более 17 лет. В настоящее время иностранных клиентов, в буквальном понимании этого юридического определения, у нас, как таковых, не осталось. Райффайзенбанк, например, это российское юридическое лицо, дочернее предприятие крупнейшей австрийской банковской Группы Райффайзен, то есть с юридической точки зрения это российский банк, хотя с точки зрения владения – зарубежный. Мы его относим к российским клиентам.

Что касается разницы, то, на мой взгляд, принципиальной разницы между российскими и иностранными клиентами нет. В самом начале становления компании работа с зарубежными партнерами действительно оказала свое положительное влияние на формирование нашего бизнеса, деловой и корпоративной культуры «Синимекс». Мы органично впитали деловую этику и стиль работы европейских компаний, что удачно, на мой взгляд, выделяет нас и сегодня среди конкурентов и что нам удается успешно сохранять на протяжении многих лет работы на рынке. Это такие базовые принципы в построении цивилизованных бизнес-отношений между цивилизованными людьми, как умение и стремление держать свое слово, доводить проекты до конца, быть нацеленным на результат и уметь договариваться, идти на компромиссы. Можно сказать, что работая с иностранными партнерами, мы впитали тот стиль деловых взаимоотношений, который позволяет в самых сложных ситуациях находить взаимовыгодные решения.

В последние несколько лет развитие экономики в России замедлилось, это значительно сказывается на финансовой сфере. Как удается переживать сложные времена? Может быть, трудности в развитии экономики повышают роль автоматизации бизнес-процессов? Каковы результаты Вашей компании за прошедший и текущий годы?

Объем услуг нашей компании по итогам 2013 года вырос на 30% по сравнению с 2012 годом. Как ни парадоксально это звучит, но для сферы банковских информационных технологий такие периоды в какой-то степени благотворны. Когда происходит замедление экономики, у банков возникает небольшая передышка в гонке за новыми клиентами и новыми продуктами, которую финансовые организации используют для того, чтобы «подтянуть тылы» - навести порядок в бэк-офисных системах, провести давно планируемые апгрейды, заняться выстраиванием и внедрением инфраструктурных систем, до которых в период бурного роста экономики просто не доходят руки. Благодаря тому, что в этот период бизнес не осуществляет сильное давление на IT, высвобождаются грамотные, квалифицированные специалисты, которых можно занять на «внутренних» проектах. И это приводит, как ни странно, к росту на рынке информационных технологий в целом и отсутствию спада для нас, как для ИТ-компании. Я бы даже сказал, что начиная с 2008-2009 годов развитие нашего бизнеса существенно ускорилось. Не берусь говорить обо всем глобальном ИТ-рынке, который, безусловно, испытывает определенные трудности. Но если говорить конкретно о нашем сегменте, то финансовые организации, к счастью, не сокращают инвестиции в ИТ-проекты. По нашим наблюдениям и аналитическим данным из разных источников, банки в настоящее время активно наверстывают все, что не успевали сделать в период быстрого роста.

Кто Ваши клиенты, кроме банков?

В основном, на 90% - это финансовые организации, доля компаний из других отраслей бизнеса составляет пока не более 10%.

Какие факторы являются определяющими для клиентов при выборе поставщика интеграционных услуг? Как заказчики оценивают степень успешности выполнения проекта?

Здесь я, пожалуй, не открою ничего нового. В первую очередь, вы должны убедить клиента в том, что вы, действительно, в состоянии выполнить качественно работу и решить те задачи, которые ставит перед вами заказчик. Вторым немаловажным фактором является цена, поскольку все мы живем в экономических реалиях. Тот, кто выполняет работу дешевле, имеет преимущество при прочих равных условиях. Дальше можно перечислять остальные не столь существенные факторы, но если вам удалось убедить заказчика в наличии необходимых профессиональных компетенций для выполнения поставленных задач при адекватной цене, то можно сказать, что это основные условия успеха.

В чем Вы видите преимущества Вашей компании по сравнению с другими системными интеграторами? Какие специальные программные продукты для финансовых организаций Вы разрабатываете?

Мы стараемся доводить все начатые проекты до конца, и это самое главное наше преимущество. Большую роль, безусловно, играет профессиональная команда специалистов, которая в конечном итоге позволяет выполнять и показывать заказчикам завершенные успешные проекты, так называемые референсы, создавать адекватные коммерческие и технические предложения, не содержащие изъянов. Обладая обширным опытом построения решений, мы стараемся предусматривать все возможные тонкости, нюансы и варианты, о которых заказчик может даже не подозревать при создании запроса. Все это в комплексе дает нам возможность убедить клиента в нашей способности выполнить проект наилучшим образом и совместными усилиями достигнуть необходимого результата. Главное наше преимущество – это кадры, никаких других «секретных» разработок у нас нет.

Можете дать Вашу оценку объемов рынка интеграционных услуг в России и доли банковского сектора на этом рынке? Какова его динамика за последние годы. Каков Ваш прогноз?

Говорить про доли рынка в целом - сложно, наверное, это не наша задача. Мы работаем на банковском рынке и видим ситуацию в нашем секторе, но не настолько хорошо представляем, что происходит, например, на рынке госуслуг. По косвенной информации могу предположить, что рынок телекома примерно сопоставим с банковским рынком, возможно даже превышает его объемы. Далее рядом идут сегменты ритейла и ТЭК. Что касается динамики, то здесь мнения экспертов расходятся. Я уже говорил про динамику банковского рынка и не думаю, что она будет сокращаться. Банковский рынок будет стабильно расти, я, во всяком случае, надеюсь на это. То же самое касается рынка телекома, потому как предпосылок для уменьшения объема рынка нет. Люди не перестанут разговаривать по телефону и появляющиеся новые технологические возможности не перестанут быть востребованы. В конечном итоге все определяется спросом и настроением людей. Наверное, тяжелее придется сектору промышленности, хотя многое зависит от того, как повернется политико-экономическая ситуация в ближайшие месяцы. Сейчас что-то трудно предсказать. Я, если честно, надеюсь на то, что вопреки всему, что происходит в настоящее время в мире, развитие ситуации приведет к экономическому росту в России.

Что тормозит развитие рынка?

Основной тормоз развития рынка - это недостаток квалифицированных кадров, который ощущается очень болезненно. Готовых специалистов, которых можно было бы взять сразу со студенческой скамьи, просто нет. Они приходят в компанию очень «сырыми», их приходится учить и доучивать, выращивать практически с нуля. За высококлассных специалистов ведется конкурентная борьба среди работодателей, что, конечно, порождает рост стоимости людских ресурсов. Это большой сдерживающий фактор для развития отрасли.

Мы немножко отстаем в технологических вопросах. Поскольку мы работаем в большей степени на верхней ступеньке ИТ-технологий - на границе работы с конечным потребителем ИТ-услуг, то видим очевидную нехватку готовых, методически зрелых бизнес-решений. Очень много решений создаются под заказ, а заказная разработка ― это не самый эффективный способ решения задачи. Заказная разработка в единичном экземпляре ― это не индустриальный тиражируемый продукт. Рынок мог бы развиваться быстрее, если бы доля готовых тиражируемых решений была выше. Сейчас приходится подстраивать каждый продукт под каждого клиента.

Какова доля Вашей компании на российском рынке интеграционных услуг в целом и в сегменте банковского ПО в частности? Как Вы оцениваете уровень конкуренции на рынке и сложность выхода на этот рынок?

Мы специализируемся на ИТ-решениях для финансовой отрасли и не пытаемся объять весь рынок. Если оценивать долю компании в нашей нише, в сегменте банковских информационных технологий, то мы занимаем хорошие позиции. По итогам прошлого года компания «Синимекс» вошла в двадцатку российских разработчиков ПО в рейтинге «ЭКСПЕРТ РА» и в ТОП-50 крупнейших российских ИТ-компаний, согласно данным «ЭКСПЕРТ РА» и CNews Analytics. Это достаточно сильные показатели.

На мой взгляд, в текущей ситуации не очень правильно говорить о долях, так как рынок сейчас очень динамичен, нестабилен и быстро изменяется, стираются и перепроводятся его внутренние границы. В настоящее время мы не боремся за долю рынка, а скорее за то, чтобы постараться, не снижая качества, удовлетворить спрос, который на сегодняшний день превышает предложение. Можно набрать больше людей, увеличить количество проектов, но это неизбежно приведет к снижению среднего профессионального уровня сотрудников и качества услуг, а этого мы не хотим. Мы предпочитаем удовлетворять растущий спрос, не только не теряя, а даже улучшая при этом качество. В этом смысле, наверное, правильнее говорить о темпах роста, а не о долях рынка.

Велика ли сейчас доля зарубежных компаний на рынке интеграционных услуг и рынке финансового ПО? Каковы перспективы замены этих продуктов отечественными разработками в связи с различными санкциями по отношению к России со стороны Запада? Есть ли такие направления в банковский сфере, где возможно импортозамещение? Как быстро оно может произойти?

Нужно исходить из того, что серьезные ИТ-системы невозможно сделать за месяц. Для того чтобы система достигла зрелости, нужен срок примерно от года до трех. Если мы говорим о возможностях импортозамещения в ИТ в целом, то должны понимать, что мгновенное замещение российскими аналогами произойти не может.

Если говорить конкретно о банковских системах, то у нас уже есть зрелые и достаточно конкурентоспособные отечественные продукты внутри страны. Преимущество на сегодняшний день находится на стороне российских систем, так как западные продукты могут позволить себе единичные очень крупные банки со специфическими требованиями, и это всегда очень дорогие проекты. Конкуренция на банковском рынке российскими компаниями-разработчиками, в общем и целом выдерживается достойно. Что же касается инфраструктурного ПО и построения интеграционных решений, нашей основной специализации, то здесь преимущество на стороне зарубежных вендоров. Но именно в нашей сфере может как раз быстрее произойти пресловутое импортозамещение. Инфраструктурное ПО не столь функционально и может быть разработано гораздо быстрее.

Велика ли доля зарубежных компаний на рынке интеграционных услуг? Здесь вопрос в том, что считать интеграционными услугами. По моим оценкам, она составляет чуть больше 50%, включая все программные продукты без "железа", программные системы, услуги по внедрению, консалтинговые услуги. Есть разные уровни рынка и уровни конечных решений, бизнес–приложений. На мой взгляд, на верхнем уровне наши российские разработки вполне успешно конкурируют с западными в очень многих функциональных областях, таких как корбанкинговые системы, аналитика, процессинг. Если брать на уровень ниже - уровень промежуточного ПО, операционных систем, то там все выглядит гораздо печальнее. Но, с другой стороны, там нет такого широкого разнообразия функционала, тиражность выше, и физический объем написания кода гораздо меньше, чем для бизнес-приложения, и, соответственно, выше скорость разработки. На уровне системного программного обеспечения и железа - картина еще более грустная, здесь процессы импортозамещения будут наиболее долгими и болезненными.

Участвуете ли Вы в разработке мобильных приложений для конечных клиентов финансовых организаций. Развиваются ли продукты, аналогичные мобильному банкингу, в других финансовых сферах?

Мы, естественно, не остаемся в стороне от глобального тренда «мобилизации» и не так давно разработали свое собственное мобильное приложение Pocket Balance для планирования и контроля персонального бюджета. Целевая аудитория пользователей этого продукта достаточно ограничена - это люди, которые ведут учет своих личных финансов. Мы не ставили перед собой задачу выпустить массовое приложение, пользующееся безумным спросом, а решали для себя определенную задачу: доказать самим себе и нашим потенциальным клиентам, что мы можем и умеем разрабатывать классные, красивые, эргономичные и функциональные мобильные приложения.

Во-вторых, нам хотелось решить задачу минимизации ввода человеком информации вручную. В нашем приложении используется автоматическое геопозиционирование, то есть определение точек, в которых человек может потратить деньги в текущий момент. Процесс ввода расходов в приложение сводится к простому вводу суммы пользователем, а все остальное смартфон делает сам: проставляет дату, время, осуществляет предположительный выбор мест в зависимости от вашего географического местонахождения, будь то магазины, рестораны, кафе и др. Вы выбираете из небольшого списка место, где осуществляется трата, и далее выполняется автоматическая классификация расходов по тегам. В приложении также есть интересная функция планирования совместных расходов с друзьями/партнерами, облегчающая процессы оплаты при поездках или посещении развлекательных мероприятий в компании. Такие небольшие «вкусности» делают это приложение более интересным. Сейчас мы ищем заинтересованный в решении банк-партнер, совместно с которым мы могли бы реализовать мобильные переводы в данном приложении. Приложение доработано и выложено в зрелой версии в App Store в июне этого года, и сейчас у него уже несколько тысяч подписчиков. Я еще раз повторюсь, что при этом мы не ставили задачу сделать массовое приложение, а просто хотели показать рынку и клиентам, что мы прекрасно умеем делать мобильные приложения и предложить банкам сотрудничество в этой сфере.

Я уверен, что в долгосрочной перспективе тренд «мобильности» станет всеобщим и всеохватывающим. В недалеком будущем мы забудем, что такое десктопы, и будем использовать только сервисы в мобильных телефонах, планшетах и других гаджетах. По крайней мере, в повседневном бытовом применении все будет происходить с использованием мобильных устройств ― оплата коммунальных услуг, школы или детского сада, штрафов, покупок в магазинах и др. Недавний анонс создаваемой платежной системы Apple, является лишним подтверждением тому, что через два-три года мы с вами будем полностью «мобилизированными». Я уже сейчас не представляю себе жизнь без мобильного банкинга, а с каждым месяцем он становится все удобнее и удобнее. В ближайшее время бумажные квитанции и уведомления окончательно исчезнут, а начисления будут поступать к нам на мобильные устройства в электронном виде с возможностью оплаты путем нажатия одной кнопки.

Насколько развитие интернета и использование мобильных приложений увеличивает или снижает уровень унификации банковских продуктов и, соответственно, упрощает или усложняет задачи системной интеграции?

Развитие современных технологий дает как раз обратную возможность ― не унифицировать продукты, а персонализировать решения под каждого клиента, полностью ориентировать работу на клиента, что, несомненно, интереснее и круче. Причем, персонализируются не только цены, но и сами продукты. Интернет и мобильные приложения позволяют проводить анализ данных о клиентах и их операциях в режиме реального времени. Это, в свою очередь, предоставляет следующие возможности: оценивать доходность в реальном времени - как в разрезе по продуктам, так и в разрезе по клиентам, вплоть до уровня каждого отдельного клиента; вовремя диагностировать проблемные места и урегулировать спорные ситуации; делать адресные, персонализированные предложения, создавать и поддерживать различные схемы скидок, в зависимости от объема операций, времени и места, а также других параметров.

У компании Синимекс есть положительный опыт создания централизованных систем управления банковскими продуктами и тарифами, начисления и списания комиссий. И мы не понаслышке знаем, насколько это непростая задача. Мы строим собственное решение, основанное на технологиях ODM (Operational Decision Management) с применением систем управления бизнес-правилами и событиями. Применение подобных технологий позволяет увеличивать в разы скорость вывода новых продуктов на рынок и получать дополнительные доходы от более точной настройки продуктов на клиентские сегменты, одновременно контролируя доходность, как по продуктам, так и по клиентам. Задачи интеграции становятся сложнее, потому что новые возможности, которые видит и хочет использовать бизнес, порождают новые требования к ИТ.

Есть ли на рынке стремление к введению единых стандартов по взаимодействию финансового ПО?

На рынке всегда присутствуют два противоположных стремления: стремление экономить, а это означает введение единых стандартов и многократное использование того, что кто-то уже сделал ранее. В то же время есть обратная тенденция ― желание обладать чем-то уникальным, неким ноу-хау. Зачастую стремление производителя защитить ноу-хау, свое реальное конкурентное преимущество, приводит к тому, что он создает искусственные препятствия для интеграции с его программным обеспечением, в частности, «проприетарные» форматы. Это приводит к тому, что в нашей ИТ-отрасли несколько занижена нулевая точка отсчета на шкале «открытости», крайними точками которой являются, с одной стороны, общедоступные технологии и знания, а с другой ― конкурентные ноу-хау.

Конкуренция зачастую ведется на уровне, где уже бы можно было договориться о стандартах, где все знания и технологии стали де-факто общедоступными, на уровне «водопровода». У нас у всех уже есть в квартирах горячая и холодная вода, и никому не приходит в голову рассматривать факт наличия воды как «конкурентное» преимущество одной квартиры перед другой. Планка стандартов должна постоянно повышаться до границы между общедоступными технологиями и «ноу-хау». Чем выше будет подниматься черта, за которой начинается конкуренция, тем быстрее будет развиваться отрасль. На сегодняшний день стандартов, к сожалению, очень мало, и мы очень часто «изобретаем велосипеды».

Разглядеть первым новое направление или нишу на рынке очень важно для того, чтобы компания оставалась в лидерах рынка. Как Вы оцениваете перспективность того или иного направления, есть ли здесь место для «чутья» или только строгий анализ? Где Вы находите такие ниши?

По-разному, по большому счету все способы хороши. Самый простой - это слушать то, что говорят клиенты, и что они просят. Второй способ – анализировать информацию и события вокруг и прогнозировать развитие ситуации на основании объективных данных о происходящем. Это могут быть изменения в законодательстве, введение новых нормативных требований, требующих определенного программного обеспечения. Например, не так давно у российских банков в связи с изменениями в законодательстве появилась необходимость вести отчетность по управлению рисками в соответствии с требованиями Базельского комитета. И сегодня мы успешно работаем над развитием решений по управлению рисками и внедряем комплексную систему управления рисками в одном из российских банков, хотя еще пару лет назад практически не работали в этом направлении. Или, например, если вернуться к санкциям, понятно, что их введение приведет к значительным изменениям на ИТ-рынке, открывающим для нас новые возможности. В контексте тезиса о импортозамещении мы будем думать и искать, что мы можем предложить и сделать в области инфраструктурного ПО, в котором мы традиционно сильны, а возможно и в других сферах разработки программного обеспечения. Сейчас в сообществе активно обсуждается тема возможных вариантов использования в России ресурсов open source, и мы тоже думаем об этом направлении развития.

Самое сложное – это предвидеть спрос. Людей, обладающих такими талантами, называют провидцами. Это люди, которые много знают обо всем происходящем в мире, в области ИТ, в банковской сфере, и которые в состоянии проанализировать все события и спрогнозировать, какие решения и технологии могут понадобиться в ближайшем будущем. То есть предсказать спрос, которого еще нет. Такие «гении» единичны и, разумеется, высоко востребованы. Но это уже тема для отдельной статьи.

Источник: РБК