Обсудить ваш проект
Журналист портала Invest-rating.ru побеседовал с Андреем Сыкулевым, генеральным директором компании “Синимекс”, одного из ведущих поставщиков IT для банков.

Андрей Сыкулев о перспективах технологии блокчейн: “Давайте подождем 2017 года”

Invest-rating.ru не случайно выбрал блокчейн в качестве «инвестиции месяца» - в ноябре в Москве прошла крупнейшая в Восточной Европе конференция по криптовалютам и блокчейну, где представители IBM, Microsoft, Сбербанка и «Сколково» встретились с  предпринимателями и основателями блокчейн-стартапов. Invest-rating.ru не только подробно освещал главное событие российской блокчейн индустрии, но и в течение месяца делился последними новостями, прогнозами и аналитикой в сфере блокчейн технологии. Завершая обзор этой интересной и перспективной для инвесторов области, журналист портала побеседовал с Андреем Сыкулевым, генеральным директором компании «Синимекс», одного из ведущих поставщиков IT для банков:

IR: Фонд Сколково занялся изучением блокчейна в мае 2016 года, однако, по информации от руководителя направления финтех в «Сколково» Павла Новикова, особых успехов за это время достичь не удалось. Занимается ли ваша компания, один из лидеров IT рынка России в сфере банковской автоматизации, изучением этой технологии?

A.C.: Прежде чем ответить на ваш вопрос, я хотел бы прояснить ситуацию по первому тезису. Дело в том, что пока «особых успехов» в практическом применении этой технологии не удалось достичь никому, по многим причинам - законодательным, организационным, коммерческим, технологическим. Многие элементы, составляющие технологию блокчейн, еще находятся в стадии научных исследований и не готовы к широкому практическому применению. Пожалуй, единственное исключение ― это Биткойн, но это совершенно особенный феномен ― сеть Биткойн работает на практике, хотя теоретически обосновать ее работоспособность ученым пока не удалось. Про «блокчейн» есть огромное количество выполненных «пилотных» проектов, но для того, чтобы технология «доросла» до реального применения, необходимо сочетание трех условий: ее зрелость (обеспечение полноты решения той или иной бизнес-задачи), ее конкурентоспособность (по отношению к альтернативным решениям той же бизнес-задачи) и наличие законодательной базы для ее (технологии) применения. Сейчас нет проектов, которые бы полностью удовлетворяли хотя бы одному из условий, поэтому всерьез говорить об успехах еще рано.

В основе реализации любого распределенного реестра есть две составляющие – это несущая (опорная) сеть и прикладные решения. Первая ― это совокупность узлов, каждый из которых ведет свою копию реестра и которые с помощью специальных алгоритмов совместно обеспечивают идентичность всех копий. Вторая, прикладная составляющая, ― это конкретные приложения (криптовалюты, смарт-контракты и т.п.), которые используют несущую сеть. Для упрощения понимания я приведу аналогию с глобальной сетью Интернет, в которой есть множество вебсайтов с различными функциями. Чтобы каждый сайт мог выполнять свои функции, необходима общая сеть Интернет. В основе технологии блокчейн - схожая идея, для успешного функционирования «приложений» блокчейн тоже необходима общая сеть ― распределенный реестр.

Мы надеемся, что усилия, которые предпринимают Центральный Банк России и консорциум ведущих банков по блокчейн, приведут к тому, что в скором времени у нас появится некий «тренировочный» полигон, опорная сеть, на которой можно будет «обкатывать» технологию. Пока на этом пути еще масса нерешенных вопросов и проблем, но это не значит, что ничего не надо делать.

Мы, как технологическая компания, специализирующаяся на программных решениях для финансовой отрасли, безусловно, тоже будем по мере сил активно участвовать во всех начинаниях. Мы испытываем большой интерес к технологии, видим для себя возможности в разработке смарт-контрактов (программных приложений для блокчейн). Мы внимательно следим за развитием ведущих блокчейн-проектов, за тем, как решаются практические и теоретические проблемы. Но, еще раз повторюсь, что еще очень много надо сделать, чтобы получить первые практические результаты.

IR: Многие считают открытые реестры на базе блокчейн завтрашним днем государственных сервисов. При этом использование блокчейна в государственных структурах возможно только после внесения конкретных программных решений в реестр российского ПО Минкомсвязи и сертификации ФСБ или ФСТЭК России. По вашему мнению, когда это произойдет, какие для этого существуют предпосылки или препятствия?

A.C.: Технологию блокчейн не стоит рассматривать, как некую волшебную панацею от всего и для всего. Это не «серебряная пуля» и не «философский камень», а просто одна из технологий, которая будет развиваться и решать определенный круг задач.

В недавнем докладе Всемирного Экономического Форума довольно подробно сформулированы условия или предпосылки, при которых может быть целесообразно применение распределенных реестров. В платежных сервисах, например, это может быть потребность устанавливать прямые отношения между контрагентами, чтобы избавиться от множества посредников, что без применения технологий блокчейн невозможно в силу отсутствия доверия между сторонами. Это может быть потребность в создании баз данных, в записи которых невозможно вносить изменения «задним числом», например, для упрощения сверки взаиморасчетов разных контрагентов или для ведения реестров прав собственности на имущество. Это могут быть ситуации, когда бизнес-сделки сопровождаются множеством взаимосвязанных транзакций, как, например, при осуществлении документарных операций. Во всех случаях надо трезво оценивать возможности технологии, сопоставлять с «конкурентными» решениями (в особенности, для государственных сервисов, где всегда есть возможность создать централизованный реестр), применимость технологии с точки зрения законодательства и регулирующих органов.

Ну и все остальные существующие технологии – те же облачные технологии, искусственный интеллект, биометрия и пр. - никуда не исчезнут с приходом блокчейн. Все они по-прежнему будут развиваться, наряду с распределенными реестрами. Возможно какой-то определенный круг задач, таких, например, как регуляторная отчетность, со временем и «переедет» в блокчейн, но говорить об этом, как о тенденции для всех государственных сервисов, не верно.

IR: Некоторые страны создает уникальные условия для развития блокчейн-технологий и преуспевают в их использовании. В частности, недавно британский банк Barclays уже провел первую торговую сделку на основе технологии блокчейн. Есть ли у России шанс если не вырваться вперед, то хотя бы не отстать от других стран в испытании и внедрении блокчейн технологий, в том же в банковском секторе или в каком-то другом? Видите ли вы интерес к данной технологии от своих клиентов?

A.C.: Насколько я понимаю, именно созданием благоприятных условий для развития технологий и занимается сейчас ЦБ РФ вместе со сформированным консорциумом банков, это как раз и есть движение в этом направлении. Так что, надеюсь, у нас будут все шансы не только не отстать, но и быть лучшими.

Что касается «первых торговых сделок», первых международных платежей, первых проведенных голосований и тому подобных «первых» и «пробных», ― не торопитесь с аплодисментами, я бы не переоценивал их значения. Все эти «первые» опыты выполнены в тепличных условиях с массой упрощений и ограничений. Добрая половина из этих экспериментов не выживет в реальных условиях, а другая половина ― не выдержит конкуренции с работающими (централизованными) решениями. А многое из того, что сейчас выдается за «блокчейн», при пристальном рассмотрении оказывается к блокчейну никакого отношения не имеющим.

Давайте подождем 2017 года. Увидим результаты работы консорциума R3. Посмотрим, как и куда развиваются Hyperledger и Ethereum, Enigma и другие, менее известные проекты. Попробуем на этих платформах разрабатывать что-то реальное. Будем следить за развитием алгоритмов консенсуса, решать проблемы с конфиденциальностью информации, производительностью, хранением больших объемов данных. Словом, очень многое еще предстоит достраивать и додумывать.

IR: Есть ли сейчас интерес к инвестированию в финансово-технологический сектор со стороны государственных или частных компаний? Какие тенденции вы наблюдаете?

Я могу говорить об этом только как сторонний наблюдатель, поскольку инвестиции в финтех не совсем наша тема. Наша компания не занимаемся инвестициями и не получает их со стороны, мы не являемся стартапом и работаем совершенно по другой экономической модели. Мы сами инвестируем в собственные разработки. Но, судя по тому, что происходит на рынке, о чем говорится в СМИ и повсеместно, интерес, конечно, есть, и многие стартапы периодически собирают колоссальные суммы инвестиций.

IR:  В одном из недавних интервью глава Сбербанка Герман Греф сказал, что «в нашей стране криптовалюта умерла, не родившись». Чем, по вашему мнению, вызвано такое заявление и какими вы видите перспективы биткоина в России?

A.C.: Честно говоря, не помню, с чем было связано это заявление, и в каком контексте оно прозвучало. Давайте попробуем расставить все по местам. Что мы понимаем под словом «криптовалюта»? Это самостоятельные деньги? Или это цифровое (криптографическое) представление рубля или другой «реальной» валюты? Криптовалюты как самостоятельные деньги не являются денежными единицами ни одного государства. В России единственной денежной единицей является рубль, и, в соответствии с Конституцией, «введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются». Поскольку эмиссия Биткойнов осуществляется децентрализованно (не Центральным Банком), то к Биткойну, надо относиться как к обычной иностранной валюте. Надо заметить, что отношение государства к биткойну менялось с течением времени. Сначала  Минфин России хотел запретить биткойн полностью и даже ввести уголовную ответственность, к настоящему времени отношение стало помягче.

Если под словом «криптовалюта» понимать цифровое представление рубля («крипторубль»), и если при этом крипторубли будут эмитироваться Центральным Банком, то никакой разницы с бумажным рублем я не вижу. Более того, я думаю, что через какой-нибудь десяток лет мы с вами будем пользоваться «наличными» крипторублями так же естественно, как сейчас ― бумажными и металлическими.

Беседовала Анна Фирбейн, специально для Invest-rating.ru

Invest-rating.ru благодарит пресс службу компании “Синимекс” за помощь в подготовке материала.


Источник: Invest-rating.ru