Ъ-«Воскрешение надежд/прогноз»

30.03.2017
Комментарии Андрея Сыкулева, Генерального директора компании «Синимекс» в обзоре «Коммерсант - Информационные технологии».

На ИТ-рынке наблюдается осторожный оптимизм: игроки рассказывают об относительно неплохих результатах 2016 года и надеются на небольшой рост в 2017 году. Отдельные сегменты будут расти сильнее других — на 10-20%.

В 2015 году ИТ-рынок испытал коллапс: по подсчетам IDC, его объем уменьшился в долларовом выражении на катастрофические 40%. Сказались падение курса рубля, случившееся в конце 2014 года, и общая экономическая нестабильность, ставшая следствием политических событий. Представители ИТ-компаний опасались, что дно все еще впереди, и не очень надеялись на рост. Аналитики IDC говорили, что рынок в 2016 году сократится еще. Причем сначала прогнозировали незначительное падение, а в первом квартале прошлого года ухудшили прогноз, предсказав сокращение на 13%.

"В конце 2015 года мы предполагали, что объем рынка в 2016 году сократится незначительно, а в 2017-м начнется его восстановление. Теперь, исходя из обновленных прогнозов наших аналитиков, мы ожидаем, что восстановление начнется позже и будет менее заметным",— сказал тогда изданию CNews Роберт Фариш, вице-президент IDC в России и СНГ. Свежий прогноз и итоги прошлого года IDC опубликует в начале апреля. Сейчас же можно сказать, что дела у ИТ-компаний не так плохи: они сообщают о начале восстановления рынка.

Андрей Сыкулев, генеральный директор компании "Синимекс", говорит: "Мы ощущаем рост спроса по всем направлениям — это интеграционные решения, в том числе на базе открытого ПО, заказные разработки с использованием новейших технологий, внедрение систем управления предприятиями. Что радует, так это живой интерес со стороны заказчиков к новым технологиям — мы выполняем пилотные проекты с использованием распределенных реестров, баз данных in-memory, "машинного обучения". Интерес заказчиков к "пилотам", вкус к новому — это хороший знак: рынок постепенно приходит в себя. В 2016 году мы выросли на 13%, в этом году планируем вернуться к докризисным темпам роста в 20-25%".

Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК АйТи, сообщает, что бизнес группы интегрально вырос на 7-8%, а некоторые направления — больше. Автоматизация цифровых процессов — на 20-30%. Также у АйТи в разы растут направления корпоративной мобильности и "умных" городов. "Но рост идет пока от небольшой базы, ведь еще два-три года назад это были наши внутренние стартапы. На 2017 год мы смотрим куда более оптимистично и рассчитываем, что интегральный рост бизнеса группы составит 15-20% — все заделы для этого есть",— говорит господин Яппаров.

Владимир Грибов, вице-президент, исполнительный директор ЛАНИТ, сообщает, что оборот группы компаний ЛАНИТ в 2016 году вырос на 11,4% и составил 114,5 млрд руб. с НДС. Наибольшую динамику показали ИТ-услуги: аутсорсинг и техподдержка, интеграция, консалтинг. Стабильно растет разработка ПО. Как говорит вице-президент ЛАНИТ, это связано с тем, что стало больше сложных, комплексных проектов.

У "Астерос" финансовый год заканчивается 31 марта, поэтому не все итоги еще подведены. Юрий Бяков, президент, председатель правления группы "Астерос", говорит, что компания вернулась к двузначным темпам роста, хотя он не ожидал увеличения выручки в 2016 году, так как на этот год пришелся большой объем инвестирования в крупнейшие за последнее время проекты, которые как раз завершаются в 2017 году. "С наступившим годом мы связываем гораздо больше позитива, чему, надеемся, будут способствовать и внешние рыночные факторы, и наш внутренний заложенный в прошлом году проектный фундамент", — говорит господин Бяков.

По данным информбюро

Вендоры, специализирующиеся на бизнес-аналитике, сообщают, что 2016 год был неплохим для этого сегмента, в первую очередь за счет повышения интереса государства к инструментам анализа данных.

Ангелина Гуркина, директор по работе с госсектором и госкорпорациями компании "Teradata Россия", рассказывает: "Внимание к этой теме становится более предметным и сфокусированным на получении конкретного результата. Если раньше такие темы, как клиентские путешествия, вызывали вопросы у заказчиков, то сейчас у большинства уже сформировалось представление, каким образом развивать свой бизнес и повышать качество предоставляемых услуг. Значительное внимание сосредоточено на интернете вещей: наши клиенты стали более четко представлять возможности этого направления и определили для себя будущие точки роста". Госпожа Гуркина рассказывает, что многие заказчики ориентируются не на оживление рынка в краткосрочной перспективе, а на долгосрочную реальность, которая требует качественно новой модели работы и управления данными. Ключевые министерства и ведомства осознают, что качество оказания государственных услуг зависит от интеграции процессов межведомственного взаимодействия и доступности данных для решения конкретных проблем по обращениям граждан. А персонифицированные сервисы требуют совершенно иной модели управления и качества данных. Все это влияет на динамику развития рынка работы с большими данными и сервисов по управлению качеством данных.

Антон Заяц, директор по развитию бизнеса "SAS Россия/СНГ", также говорит, что для компании 2016 год был очень успешным в РФ и СНГ. Выручка выросла более чем на 40% при минимальном оттоке, причем как от продажи лицензий, так и от консалтинговых услуг. Компания запустила несколько знаковых проектов — с "Роснефью", "Ростелекомом", Сбербанком, ВТБ и другими крупными компаниями.

В 2017 году SAS в РФ и СНГ ожидает роста в традиционных для себя продуктовых сегментах: управление рисками, клиентская аналитика и цифровой маркетинг, борьба с мошенничеством и ПОД/ФТ (противодействие отмыванию денег и финансированию терроризма).

При этом основными потребителями решений SAS остаются банки и розничные сети. "Драйверами роста являются, с одной стороны, потребность бороться за каждого клиента на высококонкурентных рынках, при этом оптимизируя издержки, с другой стороны — новые требования регуляторов. В частности, в банковском секторе и в страховании — требования ЦБ и международные соглашения",— объясняет Антон Заяц. По его словам, также продолжает расти рынок решений для розницы и FMCG, идут проекты по оптимизации спроса и планированию ассортимента в крупнейших федеральных розничных сетях. Антон Заяц отмечает взрывной рост интереса к проектам, связанным с глубоким анализом данных (машинное обучение, нейронные сети, искусственный интеллект). Этой темой заинтересовались компании, работающие в здравоохранении, сельском хозяйстве, металлургии. Также SAS продолжает в этом году развивать облачный бизнес.

В поисках выручки

Облака — надежда многих компаний. Это направление пока приносит мало выручки, но при должном упорстве хорошо растет и обещает создать поток почти "пассивного" дохода, так как облачные сервисы малозатратны, просты в обслуживании и хорошо масштабируются. "Техносерв" называет облака одним из приоритетных для себя направлений наряду с "Безопасным городом", направлением сервиса и аутсорсинга, проектами в области Big Data & Machine Learning и информационной безопасности.

В своей платформе Technoserv.Cloud компания в нынешнем году создает три новые услуги: резервное копирование и база данных как сервис (DBaaS) и виртуальный дата-центр под 152-ФЗ (Закон "О Персональных данных). "Это будет наиболее защищенный сегмент нашего облака, созданный для размещения государственных информационных систем, попадающих под действие 152-ФЗ",— объясняет Сергей Корнеев, президент группы компаний "Техносерв".

Говоря об итогах прошлого года, он отмечает, что "низкие цены на нефть, покупательская способность рубля, действие секторальных санкций, усиление госконтроля, деофшоризация, высокая стоимость привлечения финансирования, отсутствие роста потребительского спроса и другие макроэкономические, законодательные и политические факторы в 2016 году сдерживали развитие ИТ-рынка и существенным образом повлияли на его структуру, заморозку проектов у заказчиков и результаты работы ИТ-компаний".


Фото: DPA/TASS


В бизнесе "Техносерва" наибольшую динамику в 2016 году показали три направления — работа с государственными ведомствами, финансовыми структурами и регионами. В первую очередь в регионах "Техносерву" сделали выручку проекты по АПК "Безопасный город", которые в большинстве случаев компания ведет совместно с государственным оператором "Ростелеком".

По словам господина Корнеева, обозначился тренд: у крупных заказчиков из всех отраслей востребованы сложные проекты, которые требуют глубокого погружения в бизнес-процессы, их анализа и преломления через функционал ИТ, а затем интеграции различных систем в единое целое. В качестве примера президент ГК "Техносерв" называет проект для ВТБ 24 по внедрению комплексной системы мониторинга бизнес-критичных приложений и ИТ-инфраструктуры.

Также в 2016 году компания заключила крупные контракты на услуги ИТ-аутсорсинга: с Федеральным казначейством на 900 млн руб. за год и с Государственной системой изготовления, оформления и контроля паспортно-визовых документов нового поколения ФМС России. Другие значимые проекты — федеральный контракт на техническую поддержку оборудования IBM и EMC со Сбербанком.

Существенно увеличили выручку "Техносерва" и проекты по строительству двух дата-центров — для "Аэрофлота" и для компании "Авантаж".

Юрий Бяков замечает, что в период шаткой экономической ситуации растет либо то, без чего бизнесу не обойтись, либо то, что помогает бизнесу экономить. К первой категории относятся критичные бизнес-сервисы, а также услуги, помогающие снижать стоимость владения ИТ-инфраструктурой. "Среди наиболее зрелых заказчиков ИТ-услуг мы видим спрос на управление данными как активом, системы архивирования, резервного хранения, аналитические службы, использование различных систем бизнес-коммуникаций и т. д. Компании среднего уровня зрелости реализуют отложенный спрос, то есть то, на чем пытались экономить последние годы, но уже дошли до отметки "критично", эти проекты в основном связаны с ERP, соответствующим ПО и оборудованием под него. Снижать стоимость владения инфраструктурой по-прежнему позволяет ИТ-аутсорсинг. Из других сегментов роста я бы назвал информационную безопасность, которая получила новый импульс развития в связи с санкционной политикой, киберпротивостоянием мировых держав, а также стремлением бизнеса защитить свои активы, особенно в кризис",— говорит Юрий Бяков.

В части ИТ-услуг и системной интеграции в классическом понимании компания делает ставку на системы управления данными, продукты для аналитики, управления сервисами. В телекоммуникациях "Астерос" фокусируется на продвижении систем телеприсутствия и развитии речевых технологий.

При этом основа выручки компании — направление инфраструктурного строительства, то есть проектирования и реализации "под ключ" объектов разного назначения: деловых центров, офисов, стадионов, отелей и др. "Ключевые проекты в этой области мы ведем в рамках подготовки страны к проведению чемпионата мира по футболу 2018 года, а также инфраструктурного строительства в "Москва-Сити" и инновационном городском квартале "ВТБ Арена Парк"",— рассказывает Юрий Бяков.

Инфраструктурные проекты кормят сейчас многие ИТ-компании. Тагир Яппаров же смотрит в другую сторону: "Чем дальше, тем больше рынком востребованы услуги по разработке ПО и программные продукты и тем меньше — традиционные бизнесы, связанные с ИТ-инфраструктурой. Востребованность ПО растет не только у нас: мир вступает в эпоху тотальной цифровой трансформации, когда к уже имеющимся пользователям добавляются миллиарды новых — это и пользователи мобильных устройств и "умные" устройства из мира интернета вещей. Поэтому несколько последних лет мы наблюдаем снижение доли решений в области ИТ-инфраструктуры в бизнесе группы, которое, впрочем, быстро замещается ростом наших направлений, связанных с ПО и сервисом. Еще в 2015 году мы стали фактически софтверно-сервисной компанией: доля бизнеса по разработке ПО и услуг, с ней связанных, превысила 50% от выручки АйТи. В 2016 году мы укрепили это позиционирование".

Осторожный оптимизм

Почти все компании надеются на рост в нынешнем году. Сергей Корнеев из "Техносерва" ожидает, что рынок вырастет на несколько процентов. В первую очередь, по его мнению, это произойдет за счет заказчиков, деятельность которых в значительной степени строится с применением ИТ,— это госсектор, банки и ритейл. "Ключевыми направлениями роста станут проекты по информационной безопасности, сервис и аутсорсинг, включая облачные услуги, а также услуги разработки прикладного программного обеспечения. Применение большинства этих услуг и сервисов позволяет заказчикам избежать длинных инвестиций. Кроме того, на рост ИТ-рынка влияет появление новых трендов, таких как мобильность и диджитализация, которые требуют от заказчиков внедрения новых информационных систем",— объясняет он.

Антон Заяц добавляет: "Если говорить о рынке в целом, то выражение "осторожный оптимизм" вполне справедливо. Заказчикам нужны различные технологические решения и нужна автоматизация, но они хотят сделать все с максимально предсказуемым и высоким результатом и как можно дешевле. Agile-подход, рост в сегменте облачных технологий, уберизация — это следствия вышеупомянутых потребностей".

Тагир Яппаров говорит, что, безусловно, на 2017 год планы компаний более оптимистичные, чем были в предыдущие два-три года: "Мы часть экономики, и когда экономика в кризисе, то ИТ-рынок тоже не растет. С выходом экономики на траекторию роста, стабилизацией обменного курса рубля и снижением темпов инфляции мы тоже рассчитываем на переход ИТ-рынка к росту. В то же время сегодня никто не ждет темпов роста ИТ-рынка на 20-25% в год, как десять лет назад. Однако рост на 7-9% в среднем по рынку вполне возможен".

Юрий Бяков уверен, что причины для осторожного оптимизма есть: "Во-первых, последние годы научили большинство ИТ-игроков не только жить, но и зарабатывать в кризис. Несмотря на постоянно растущую конкуренцию, слабую экономическую прогнозируемость, риски неплатежей, всеобщее снижение расходов на ИТ — несмотря ни на что, ключевые для страны инфраструктурные проекты, в частности связанные с ЧМ-2018, идут, наметилось осторожное возвращение к инвестиционным проектам, постепенно оттаивает то, что было заморожено,— модернизация и переход на новые ИТ-системы.

Во-вторых, в вопросе импортозамещения за прошлый год произошел переход от панических настроений к практической плоскости. OEM, партнерские альянсы, перевод производственных мощностей в Россию, наполнение Реестра отечественного ПО. Первые конструктивные шаги сделаны — вектор импортозамещения теперь направлен на 2017 год. В-третьих, планомерная перестройка сознания по отношению к облачным услугам дает свои плоды: все чаще в противостоянии "облака против собственной инфраструктуры" победа за первыми. Бизнес учится доверять поставщикам ИТ-сервисов, и, полагаю, именно этот сегмент будет стабильно расти".

Светлана Медведева, директор, руководитель IT-консалтинга PwC в России, говорит, что ИТ-рынок оживает: "В этом году российские компании снова начали крупные проекты по внедрению информационных систем, производится модернизация ЦОДов и ИТ-оборудования, идет движение и в сторону цифровых услуг". Крупные заказчики значительно увеличили финансирование ИТ по сравнению с прошлым годом, в то же время сократились затраты на внешний ИТ-консалтинг. Многие компании разморозили ряд проектов, но предпочитают их реализовывать собственными силами".

Так или иначе, ИТ-компании, с одной стороны, делают осторожные позитивные прогнозы, с другой — готовятся к разным сценариям развития событий. ИТ-рынок, как, впрочем, и все другие, сильно зависит от политического дискурса и международных отношений. Пока не ясно, насколько победа Дональда Трампа в выборах на должность президента США сработает на руку российской экономике. Если надежды оправдаются, то нацвалюта укрепится, снизится вероятность резких колебаний курса. Это значит, что движение к экономическому росту станет более убедительным и бизнес начнет выделять бюджеты в том числе на эксперименты с модными технологиями вслед за коллегами из развитых стран.

Как отмечает PwC в своем глобальном исследовании Digital IQ 2017, сегодня 73% опрошенных компаний делают инвестиции в интернет вещей, искусственный интеллект (54%), робототехнику, трехмерную печать и дополненную реальность (от 15-10%). В следующие три года инвестиции в эти направления увеличатся на 15-20%. Также не останутся без внимания виртуальная реальность, дроны и блокчейн: ожидается увеличение инвестиций на 10%.

Обычно российские заказчики отстают от западных на три года. Так что можно ждать в 2020 году нашествия дронов и прочих "поумневших" вещей. Но проекты по внедрению этих технологий совершенно точно уже никогда не будут проходить по схеме "потратим деньги, может, что-то из этого и выйдет". Каждый проект теперь всегда должен обосновываться с точки зрения того, какую финансовую выгоду он может дать бизнесу. Игры кончились — больше ничего личного, только бизнес.

Светлана Рагимова
 

Источник: Коммерсант-Информационные технологии

Ъ: «Игра на публику»

30.03.2017
Комментарии Андрея Сыкулева, Генерального директора компании «Синимекс» в обзоре «Коммерсант - Информационные технологии». 

Российские ИТ-компании созрели для выхода на IPO. На Московской бирже видят, что для этого открылось окно возможностей. В конце 2017 года в России может быть проведено одно-два публичных размещения акций.

Звезды сошлись

В ноябре прошлого года по решению Координационного совета рынка инноваций и инвестиций Московской биржи была создана рабочая группа по развитию публичного рынка ценных бумаг компаний российской ИТ-индустрии. Цель — содействие формированию на площадке публичного рынка ценных бумаг отечественных ИТ-компаний.

Московская биржа уделяет много внимания работе с ИТ-компаниями. Еще в 2009 году вместе с институтами развития ("Роснано", РВК и другие) была создана площадка "Рынок инноваций и инвестиций" (РИИ) для вывода российских инновационных компаний на биржевой публичный рынок. Сейчас там торгуются бумаги 29 компаний, среди которых "Наука-Связь", Qiwi и другие. Вскоре этот список может пополниться несколькими новыми бумагами.

Геннадий Марголит, исполнительный директор по РИИ Московской биржи, говорит, что за последнее время на рынке ценных бумаг произошли значительные сдвиги: "После затянувшейся паузы на российский публичный рынок начали выходить российские компании: с начала года прошло три размещения. Обозначился тренд: различные акции активно покупают иностранные инвесторы. Можно сказать, что сейчас начинает приоткрываться окно возможностей. На руку желающим выйти на IPO играет макроэкономическая стабильность (снижается инфляция, наметились перспективы экономического роста), международная ситуация понемногу начинает проясняться. Все это влияет на настроения инвесторов, геополитика уже не является стоп-фактором".

Как объясняет Геннадий Марголит, чтобы компании выходили на IPO, нужно сочетание определенных факторов. Первый — макроэкономическая стабильность, второй — чтобы на рынке присутствовали все группы инвесторов, включая институциональных. Российскому рынку долгое время недоставало как раз институциональных инвесторов, так называемых длинных денег. "Но сейчас ситуация кардинально меняется. Я имею в виду прежде всего пенсионные деньги, основной источник длинных денег в любой стране,— говорит исполнительный директор по РИИ.— Благодаря усилиям Центробанка НПФы начали трансформироваться в рыночные институты и вести себя соответственно: теперь они смотрят на интересные и потенциально высокодоходные активы".

Сейчас в Минюсте находится документ, уже утвержденный Банком России, который дает НПФам возможность вкладывать свои накопления в высокотехнологичные компании — именно те, которые будут выходить на рынок инноваций и инвестиций в сегмент ценных бумаг РИИ Prime. Это тот самый сегмент, который нацелен на технологические компании. Конечно, тут есть и ограничения: можно будет инвестировать не более 5% портфеля, но это уже не так важно. "Это очень важный фактор: если есть якорные инвесторы, к ним добавятся и частный инвестор, и иностранцы. В России деньги есть, в силу снижения ставок на депозитах люди начинают смотреть на фондовый рынок с интересом",— объясняет Геннадий Марголит.

Таким образом, все составляющие сейчас есть. Это значит, что можно выводить активы на рынок. Если раньше у компаний была альтернатива — выходить на западные площадки, то сейчас такой возможности, по сути, нет. Дело в том, что российская компания если и пойдет на западную биржу, будет по умолчанию иметь российский дисконт, а издержки существенно выше. Инфраструктура в РФ уже достаточно развита и позволяет заходить на наш рынок разным инвесторам, в том числе иностранным. Функционирует Центральный депозитарий, система исполнения сделок соответствует международным стандартам.

"Инвестору теперь не важно, на какой бирже покупать актив. Так что компаниям нет смысла листинговаться на зарубежных площадках, чтобы достучаться до всех категорий иностранных инвесторов. У нас и затраты гораздо ниже, и родная экосистема, и локальные инвесторы. Статистика сделок подтверждает этот факт: если раньше было много размещений российских компаний за рубежом, прежде всего на Лондонской бирже, потом был популярен двойной листинг — размещение на двух площадках одновременно, то сейчас компании предпочитают делать это исключительно внутри страны",— рассказывает Геннадий Марголит.

Итак, внешние условия для IPO высокотехнологичных компаний сложились. Как насчет внутренних? Насколько сами компании готовы к этому?

Валентин Макаров, президент "Руссофт", считает, что потенциальные кандидаты созрели для публичного размещения акций: "Ситуация так складывается, что российские ИТ-компании подошли к необходимости выхода на IPO. Во-первых, российский рынок ИТ так или иначе начинает поворачиваться к импортозамещению. Этот тренд потребует существенной доработки отечественного ПО как в части его перевода на российские аппаратные решения, так и в части доведения до уровня конкурентоспособности с зарубежными аналогами. И второе: многие ИТ-компании доросли до того уровня, когда они не могут органично развиваться в условиях ограниченного объема внутреннего рынка. Выход на внешний рынок связан с крупными инвестициями в маркетинг и систему продаж. Без внешних инвестиций это сделать очень трудно. Сейчас проблема решается выводом IPR (Intellectual Property Rights — права на интеллектуальную собственность) с территории России. В интересах и бизнеса, и государства — создать условия для того, чтобы ИТ-компании могли найти в России и средства для развития, и возможности адекватной защиты своих прав по всему миру из России".

Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК АйТи, поддерживает это мнение: "Российский рынок мал в глобальном масштабе — менее 1% от мирового. Дохода от операций на "домашнем" рынке просто не хватает на выход и развитие за рубежом".

По словам Геннадия Марголита, у ИТ-компаний растет понимание важности публичной капитализации не только потому, что это хороший способ получить деньги по максимальной оценке от широкого круга инвесторов. Публичной компании гораздо легче привлекать заемное финансирование, то есть деньги ей обходятся дешевле плюс есть ликвидный залог в виде акций, она может обращаться к финансовому рынку с вторичными размещениями.

Есть еще мотив, который важен для ИТ-компаний и других инновационных компаний. Это опционы менеджменту и ключевым сотрудникам. Главный актив ИТ-компаний — это люди, мозги. Удержать людей только зарплатой сложно. Опцион — распространенный способ мотивации: он превращает сотрудников в совладельцев.

Не менее важно, что публичная компания может проще осуществлять сделки по слиянию и поглощению. Даже не тратя на это капитал, а обмениваясь акциями. ИТ-компании часто делают приобретения, чтобы развиваться быстро. Новые технологии, которые могут стать "могильщиками" сегодняшних лидеров, появляются в стартапах, поэтому приобретение стартапов сегодня вопрос выживания для технологических корпораций. Также публичные компании могут выделять проекты в дочерние spin-off предприятия, мотивируя ключевых сотрудников опционами. Эти же отпочковавшиеся стартапы могут в будущем выйти на IPO.

"Есть и личный момент — взросление основателей ИТ-компаний. Это люди, которые начинали 20-25 лет назад и сейчас уже хотят получить материальные результаты своей деятельности",— добавляет Геннадий Марголит.

Еще один фактор — необходимость экзитов. Государство много средств вложило в развитие венчурной индустрии в РФ, в создание экосистемы для выращивания стартапов с самых ранних стадий. Но эффективность этой работы трудно оценить без прямого возврата средств на вложенные деньги. Сейчас наступило время для выхода инвесторов в целом ряде проектов, которые были профинансированы фондами с госучастием и частными инвестфондами. "Инвесторам нужно показывать результаты, а с выходами через продажу стратегам в РФ есть сложности — стартапы некому продавать. Крупные корпорации не готовы к таким сделкам, в том числе в силу своего непубличного статуса. Самый эффективный путь выхода инвестора в таких условиях — это IPO. Это также и более выгодный способ, так как биржевой коэффициент оценки капитализации обычно выше: здесь действует "наценка" за публичность и ликвидность. Для госфондов такой вариант "выхода" еще и наиболее прозрачный — биржевую оценку проекта примет любой проверяющий, так как она максимально объективна",— объясняет исполнительный директор по РИИ Московской биржи.

По словам Тагира Яппарова, практика публичных размещений поможет достроить российскую инновационную экосистему. Вышедшие на биржу компании могут стать теми самыми стратегами, которые могут поглощать стартапы.

Также он добавляет, что российская ИТ-индустрия остается последней из ключевых отраслей экономики, которая пока не имеет успешных прецедентов в части капитализации: "Отсутствие капитализированных лидеров отрасли, на мой взгляд, сегодня является одним из основных тормозов дальнейшего развития ИТ-индустрии". По его словам, капитализация позволит компаниям ИТ-рынка преодолеть ограничения органического роста. "До начала 2010-х рынок ИТ развивался в России темпами в 25-30% ежегодно. Поэтому R&D, экспансию, приобретения компании финансировали из собственных средств. Сегодня при прогнозируемых средних темпах роста рынка менее 10% для развития требуется капитал",— объясняет Тагир Яппаров.

Равнение на софт

Какие компании могут надеяться на успешное публичное размещение? Рустем Терегулов, партнер, руководитель практики PwC по сопровождению сделок на рынках капитала, говорит, что в первую очередь это те, у которых есть не только интересная идея, но и подтвержденная история генерации выручки и денежного потока, один или несколько раундов инвестиций от известных или секторальных фондов, убедительная история будущего роста (например, размер потенциального рынка плюс возможности и пути масштабирования, барьеры для входа конкурентов и т. д.). "IPO — это довольно непростой и недешевый путь привлечения капитала или частичного выхода, особенно для относительно небольшого бизнеса. Ведь это же не только и не столько процесс листинга: для успеха важным этапом является заблаговременная подготовка. Необходима трансформация бизнеса из частного в компанию, готовую функционировать как публичная к моменту начала самого процесса IPO. Для небольших компаний, возможно, проще найти стратегического покупателя из более крупных российских или глобальных игроков на ИТ-рынке. Чем крупнее бизнес, тем более интересным он будет для потенциальных публичных инвесторов, которым важен размер IPO, обеспечивающий ликвидность акций".

Далеко не все компании ИТ-рынка готовы к таким действиям. Некоторые в принципе не верят в IPO в России.

Алексей Ананьев, председатель совета директоров ГК "Техносерв", утверждает: "Тема IPO для российского ИТ-рынка сегодня абсолютно неактуальна. Те, кто мог это сделать, уже сделали. Новых игроков, отвечающих критериям публичных компаний, у нас нет и в ближайшее время не предвидится. Вместе с тем появляется достаточное количество небольших игроков, обладающих неплохими нишевыми продуктами или привлекательными для рынка компетенциями, которые вполне могут представлять интерес для частных инвестиций".

Андрей Сыкулев, генеральный директор компании "Синимекс", не рассматривает преобразование успешной ИТ-компании в публичную как обязательный шаг в ее развитии: "Да, существует определенная модель, когда ИТ-стартап должен дорасти до открытого размещения акций (продажи), которое в случае удачи дает возможность "заработать" и основателям, и венчурным инвесторам. Но для большинства успешно работающих частных ИТ-компаний IPO не имеет смысла. Если у компании нет долгов и она приносит прибыль, то в общем-то у нее нет никакого интереса размещать акции на бирже. Кроме того, IPO налагает на компанию существенные дополнительные обязанности. У нас даже банки далеко не все являются публичными".

Георгий Генс, президент группы компаний ЛАНИТ, также настроен скептически: "Если говорить о зарубежных площадках, то компании, которые работают на территории России, скорее всего, там сейчас неинтересны. IPO сейчас, возможно, будут проводить компании "с российскими корнями", но работающие на международных рынках и, по сути, уже не являющиеся российскими. Думаю, если бы "Яндекс" проводил IPO на Западе в сегодняшних условиях, с учетом санкций и политической ситуации вокруг России, такого успеха не было бы. А для проведения IPO в России рынок, на мой взгляд, развит недостаточно".

Владимир Миронов, старший вице-президент группы компаний "Астерос", поддерживает это мнение: "С учетом современной политико-экономической конъюнктуры сейчас явно не лучшее время для выхода на IPO. Во-первых, для успешного изменения статуса организации на публичный необходимы стабильные источники роста бизнеса. А российские ИТ-компании, и системные интеграторы в том числе, последние годы вынуждены работать на падающем локальном рынке. Во-вторых, вряд ли наберется хотя бы десяток отечественных ИТ-игроков, которые соответствовали бы комплексу требований, предъявляемых к кандидатам (определенная структура управления, финансовая прозрачность, понятные стратегии развития и т. д.). Не стоит забывать и об обязательных расходах при подготовке и проведении IPO: бюджет на услуги андеррайтеров, аудиторов, проведение рекламных кампаний, роуд-шоу и другие траты могут вылиться в суммы, которые исчисляются миллионами. Не думаю, что нынешнее положение большинства игроков ИТ-рынка предполагает свободное выделение подобных средств. Более реальным вариантом выхода российских ИТ-компаний на IPO, на мой взгляд, могла бы быть консолидация нескольких предприятий, объединение их опыта и знаний для привлечения финансов на развитие. Ну и, конечно, появление крупных профессиональных инвесторов, банков, фондов, которые бы вкладывали в развитие отечественной ИТ-отрасли, могло бы стать для российских ИТ-компаний шагом на пути к опубличиванию".

Борис Бобровников, генеральный директор компании КРОК, менее категоричен: "ИТ-рынок всегда был динамичным, особенно сейчас. Ситуация быстро меняется, постоянно появляются новые технологии, которые могут менять структуру рынка, расстановку сил, позиции игроков. Поэтому владельцы и первые лица ИТ-компаний обычно не стремятся к публичности, ведь она тормозит принятие решений. Другое дело, что инициатива создания при Московской бирже рабочей группы по вопросам IPO даст многим ИТ-компаниям возможность попробовать свои силы в привлечении дополнительных денег с рынка".

Другие представители отрасли вместе с Московской биржей настроены позитивно и ждут IPO не позднее первой половины следующего года. "Поскольку подготовка к сделке занимает не меньше полугода, раньше осени мы вряд ли увидим размещения. Но уверен, что если не в конце этого года, то весной следующего будут выходы на IPO лучших российских ИТ-компаний. Хорошее время для IPO — май, июнь, первые месяцы после сдачи отчетности. Мне сложно оценить, насколько это серьезно, но уже есть компании, которые готовятся, проводят аудит, общаются с инвестбанками и так далее. Так что, может быть, все произойдет гораздо быстрее, но прогнозировать сложно",— говорит Геннадий Марголит. По его мнению, кандидатов на IPO в России наберется семь-девять.

Тагир Яппаров с ним солидарен: "Думаю, что в этом году может быть не более одного-двух размещений. Задача выхода на биржу требует длительной подготовки. Тем более существуют и определенные требования к оценке капитализации компании, которых еще надо достичь. Мое мнение: в 2017-2018 годах речь может идти о выходе на биржу пяти-шести компаний". По словам господина Яппарова, наиболее близки к публичному размещению те компании, для которых российский рынок является приоритетным: "Создание российского сегмента публичных ИТ-компаний, на мой взгляд, приоритетная задача российских разработчиков программных продуктов и ИТ-сервисных компаний. Это компании с высокой долей добавленной стоимости в бизнесе, имеющие свои продукты и технологии, работающие на устойчиво растущем пуле крупных российских заказчиков".

Борис Бобровников предполагает, что ближе всего к публичному размещению окажутся крупнейшие игроки ИТ-рынка, в портфеле услуг которых есть разработка ПО: "Высокое качество работы российских ИТ-специалистов и их конкурентный уровень ставок дадут таким компаниям все шансы удачно провести первичное размещение акций".

Но это точно не могут быть стартапы. Геннадий Марголит полагает, что для таких компаний российский публичный рынок пока по-прежнему недружелюбен. "У нас нет достаточного количества нишевых инвесторов, которые способны адекватно оценить молодую технологическую компанию. Если говорить о классическом размещении, которое происходит прежде всего за счет местных инвесторов, то они все еще подозрительно относятся ко всем проектам с печатью венчурности. Пока у компании нет устойчивого денежного потока, я не могу рекомендовать ей выходить на IPO,— говорит он.— Хотя мы знаем, что на Западе (например, на NASDAQ) это возможно: даже компании совсем ранних стадий выходят на биржу и вполне успешно. Российский рынок тоже движется в эту сторону, постепенно ситуация меняется, и когда-нибудь у нас стартапы смогут получать достойную оценку на бирже, но на это нужно время". Он не исключает того, что стартапы получат шанс в следующую волну размещений, когда инвесторы почувствуют вкус к технологическим компаниям и появится аналитика, в том числе независимая, по специфическим инновационным отраслям и компаниям.

Сам господин Яппаров также нацелен на публичное размещение — видимо, по этой причине он вошел в состав рабочей группы при Московской бирже. Тагир Яппаров объясняет: "Главная мотивация моя и моего партнера — создание компании, которая имеет стоимость, которая будет успешно функционировать, даже если мы будем уделять меньше времени непосредственному участию в управлении бизнесом. Безусловно, наличие капитала позволит нам реализовать многие из глобальных планов, которые сегодня просто нереализуемы: глобальная экспансия, рост за счет слияний и поглощений и проч. Мы ориентируемся на выход на биржу года через два, пока же ведем сложную и масштабную работу по структурированию бизнеса, работаем с потенциальными инвесторами и консультантами".

Светлана Рагимова

Источник: Коммерсант-Информационные технологии

ИТ-практики об итогах и перспективах

03.03.2017
Комментарии Ильи Фридмана, директора по развитию бизнеса компании «Синимекс», журналу PC Magazine

Илья Фридман, директор по развитию бизнеса компании «Синимекс», отвечает на вопросы журнала PC Magazine:

Наиболее важные, с вашей точки зрения, ИТ-тенденции и события 2017 г. в мире и России?

В традиционном для нашей компании секторе банковских (финансовых) ИТ в числе основных тенденций 2016-2017 гг. можно выделить растущий спрос со стороны заказчиков на решения на базе opensource продуктов и высокий интерес мирового профессионального сообщества к технологии Blockchain. Можно ожидать, что в наступившем 2017 году эти тенденции сохранятся, усилятся и приведут к появлению новых интересных для рынка проектов с их применением.

Продолжится «битва» между проприетарным и opensource ПО, ввиду стремительного развития последнего и смещения приоритетности при выборе продуктов в сторону возможностей быстрого запуска проекта и ввода решений «в бой», а также скорости внесения изменений. Стоимость решений и пресловутое ТСО уже не являются основными критериями выбора, на первый план выходят гораздо более значимые параметры: качество, скорость разработки и внедрения, возможность быстро вносить изменения в платформу и др.

В связи с этим фактором следует ожидать развития технологий и подходов, призванных улучшить «time to market», в частности таких, как микросервисы, средства по управлению контейнерами, программное и методологическое развитие DevOps и др.

Основные итоги года для вашей компании? Достижения, новые проекты, новые продукты, новые клиенты, продукты-бестселлеры? Какие продукты или проекты вы бы назвали для себя «прорывом» и почему?

Прошедший год был для нашей компании удачным, мы не только упрочили свои позиции в традиционных для нас направлениях и сегментах рынка, но и запустили ряд крупных проектов для новых клиентов из промышленного и нефтегазового сектора, о которых пока рано говорить подробнее.

В первую очередь, мы продолжили сотрудничество со всеми давними партнерами и заказчиками по направлениям заказной разработки, внедрения и развития интеграционных решений и систем на базе BPM-платформ. Несколько значимых проектов были выполнены (и находятся в стадии реализации) нами на базе продуктов opensource известного мирового поставщика ПО Red Hat, в частности для НПФ «Благосостояние», Объединенного Кредитного Бюро и одной из крупнейших российских страховых компаний.

Отдельно хотелось бы отметить участие нашей компании в проекте разработки прототипа мастерчейна под эгидой ЦБ РФ и блокчейн-консорциума российских баков. Мы получили отличную экспертизу в области абсолютно новой для нас и перспективной технологии.

Рост бизнеса и числа заказчиков по итогам 2016 г. в сочетании с новыми крупными контрактами на проекты в 2017-2018 гг. позволяют нам с уверенностью констатировать, что к своему 20-летию в июне текущего года компания «Синимекс» подходит с положительными финансовыми итогами и оптимистичными прогнозами и перспективами на дальнейшее развитие бизнеса.

Ваши прогнозы развития индустрии на 2017 г.? Что изменится в ИТ, какие моды утихнут, какие тенденции разовьются?

Несмотря на тенденцию активного развития клиентами из финансового сектора внутренней экспертизы, мы ожидаем роста рынка ИТ-услуг и появления новых интересных программных продуктов, в том числе отечественной разработки.

Одним из самых интересных и перспективных направлений дальнейшего развития ИТ-индустрии мне видится machine learning. Пласт задач, с которыми может справиться машинное обучение, по-настоящему огромен. Думаю, что развитие этой технологий может и должно принести существенную пользу, и в первую очередь бизнесу.

Источник: PC Magazine

Qiwi встроилась в цепь

01.03.2017
Александр Анищенко, директор по финансовым технологиям компании «Синимекс», дал комментарий газете «КоммерсантЪ» по поводу создания Группой Qiwi дочернего ООО «Киви блокчейн технологии» (КБТ).
Группа выделила блокчейн в отдельный бизнес

Группа Qiwi, владеющая в России одноименной системой моментальных платежей, создала компанию для разработки продуктов по технологии блокчейна. В 2017 году Qiwi может инвестировать в эту сферу около 100 млн руб. На рынке пока нет коммерчески успешных решений на основе таких технологий, монетизация подобных проектов возможна минимум через два-три года, предупреждают аналитики.


Группа Qiwi создала дочернюю компанию ООО "Киви блокчейн технологии" (КБТ), рассказал директор по развитию криптотехнологий Qiwi Алексей Архипов в кулуарах бизнес-бранча "Ъ" "Блокчейн для банковской сферы". Сам господин Архипов назначен гендиректором КБТ, подтвердили в Qiwi. КБТ займется разработкой и имплементацией технологий на основе блокчейна в платежную экосистему Qiwi, а также экспертизой и консалтингом для внешних заказчиков, сообщили в группе. Команда КБТ разрабатывает для Qiwi криптопроцессинг, который прошел стадию тестирования и готовится к интеграции.

Криптопроцессинг — это платформа процессинга платежей с использованием блокчейна, которая используется в новых продуктах Qiwi, поясняет Алексей Архипов. "Мы готовы делать совместные проекты с внешними заказчиками. Для них это способ получить блокчейн-технологию и сразу начать ее использовать, не разбираясь самому, как с ней работать",— говорит он. По его словам, у КБТ уже есть три заказа на разработку продуктов на блокчейне. Названия компаний и другие детали он не раскрывает. В Qiwi уточнили, что речь может идти, например, о ведении реестра акционеров или хранении данных. Кроме того, это могут быть продукты для компаний, планирующих использовать мастерчейн Банка России, добавляет господин Архипов.


В ноябре информагентство RNS сообщало, что Qiwi в 2017 году может внедрить блокчейн для энергетического сектора в сотрудничестве с крымской компанией "Таврида электрик". Планировалось, в частности, опробовать блокчейн в учете сделок по поставке электроэнергии. Проект с "Тавридой электрик" развивается по линии рабочей группы Energy Net Агентства стратегических инициатив, в которую входят Qiwi и крымская компания, сообщили в Qiwi. КБТ напрямую не участвует в этом проекте.

В 2017 году на операционную деятельность КБТ будет затрачено 100 млн руб., сообщил "Ъ" источник, знакомый с ситуацией. "Если возникает СП с внешним заказчиком, будет выделяться финансирование case-by-case",— сказал Алексей Архипов. Весь рынок блокчейн в России сейчас составляет 300-500 млн руб., через год он может вырасти, оценивает он.

Пока большинство проектов в области блокчейна носят R&D-характер и для них такая оценка завышена, говорит источник "Ъ" на рынке. Впрочем, если оценивать не только блокчейновую составляющую бизнеса, а еще и создание бизнес-систем, в которых она применяется, то рынок превышает 1 млрд руб., уточняет он. По словам директора по инновациям Национального расчетного депозитария Артема Дуванова, в сферу блокчейна постепенно вовлекается все большее количество бизнесов, спрос на технологию растет. Варианты сотрудничества в этой области обсуждают и участники финансового рынка, в том числе были консультации с Qiwi, говорит он. "Если Qiwi будет выступать в качестве компании, которая решает все технологические вопросы и будет заниматься теми платформами, которые мы считаем целевыми, то мы готовы сотрудничать",— говорит господин Дуванов.

Выделение КБТ в отдельный бизнес дает большую степень свободы в принятии решений, позволит быстрее выводить новые продукты, а также может обеспечить "дочку" заказами от материнской компании, считает директор по финансовым технологиям компании "Синимекс" Александр Анищенко. Использование технологии блокчейна в сфере документооборота в перспективе позволит значительно снизить издержки и повысить скорость обмена документами, напоминает он. 

Но коммерческих продуктов на блокчейне, которые можно назвать состоявшимися, пока нет, считает аналитик "ВТБ капитала" Владимир Беспалов. "Это перспективное направление, которое можно будет монетизировать позже, на это потребуется два-три года как минимум",— уверен он.

Владислав Новый

Источник: КоммерсантЪ

Обзор: ИТ в банках 2016

13.02.2017
Андрей Сыкулев, генеральный директор «Синимекс», прогнозирует постепенное оживление, связанное с появлением и развитием целого ряда принципиально новых технологий и направлений.

Состояние российского рынка банковской информатизации в 2016 году и прогноз на 2017-2018 годы

Российский рынок банковской информатизации переживает далеко не самые лучшие времена. Большинство опрошенных TAdviser экспертов говорят о стагнации или снижении объема рынка. Основная часть проектов в настоящее время представляют собой поддержку и развитие ранее внедренных систем, либо направлены на оптимизацию и снижение затрат.

Image:Bank_trend.png

"Очень мало инвестиционных проектов и проектов с новыми идеями, что, кстати, может означать, что время бурного роста банковской автоматизации осталось в прошлом."
Андрей Сыкулев, генеральный директор компании "Синимекс"

Виталий Патешман, директор по продажам компании BSS, отмечает, что банки стремятся уменьшить расходы, особенно на сетевые подразделения.

"Бюджеты на банковскую информатизацию если не сокращаются, то увеличиваются очень осторожно. При этом крайне актуален перенос обслуживания клиентов в дистанционные каналы, продвижения банковских продуктов и услуг, платежных и неплатежных сервисов в электронные каналы. Лидером среди электронных каналов взаимодействия с клиентами становится мобильный банк. Он во многом будет определять картину будущего ДБО."
Эксперт

"Банковский сегмент продолжает оставаться одним из самых динамичных в сфере реализации ИТ-проектов, как в части автоматизации, так и в части решений и услуг, реализуемых нашей компанией: инфраструктурной интеграции, сервисе и информационной безопасности. По нашим оценкам, рост потребления ИТ-услуг банками составит порядка 20% в 2016 году, и сохранит аналогичный темп в ближайшие 2-3 года.
За последний год в нашем портфеле значительно выросло число сервисных проектов, таких как ИТ-обслуживание рабочих мест в филиалах и отделениях, аутсорсинг печати, а также постгарантийный сервис, преимущественно сетевой и вычислительной инфраструктуры корпоративных ЦОД. Стоит отметить, что сегодня банки стали более открытыми и к аутсорсингу информационной безопасности, охотнее отдавая внешнему партнеру отдельные функции, например, консалтинговое и техническое сопровождение СОИБ, разработку внутренней документации по ИБ, повышение осведомленности персонала. Если лет 5 назад аутсорсинг ИБ большинство организаций даже обсуждать были не готовы, то сейчас банки сами инициируют подобные проекты. Реализация услуг аутсорсинга ИБ происходит на базе Сервисного центра "Амтел-Сервис", где хорошо отлажены все процессы и методология реализации SLA-проектов разного масштаба."

Михаил Головачев, заместитель генерального директора «Амтел-Сервис»

Иван Рубцов, заместитель генерального директора по работе с ключевыми заказчиками «Крок», считает, что хорошо себя чувствует сейчас лишь первая пятерка банков, в их числе Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Альфа-банк.

"Банки, которые когда-то можно было назвать небольшими и которые, тем не менее, делали проекты и инвестировали в ИТ, сейчас схлопнулись и просто пытаются выжить на каких-то корпоративных уникальных кредитах, тут даже речи нет об инвестициях. Им нужны быстроокупаемые решения, которые начинают приносить прибыль в виде сокращения затрат. А вот крупные банки сейчас оживились и активно инвестируют в ИТ-проекты."
Иван Рубцов.

По его мнению, рынок ИТ для банков развивался в последние годы под влиянием двух противоположных тенденций. С одной стороны, сильное давление оказывала общая экономическая ситуация и сокращение количества банков, с другой, - уровень ожиданий от технологических решений вырос. То, что несколько лет назад виделось как удел немногих банков-инноваторов, сегодня становится обязательным требованием для современного банка, уверен представитель «Крок».

Управляющий партнер Maykor-BTE Максим Никитин считает, что пока еще в сфере ИТ для финансового сектора сохраняются кризисные тенденции. В компании не видят значительного сокращения ИТ-проектов, однако банки практически не вкладывают средств в обновление ИТ, ориентируясь на решения, дающие сокращение капитальных расходов. В этой связи есть спрос на облачные технологии и аутсорсинг, причем поставщикам услуг приходится прилагать много усилий, чтобы доказать рациональность сотрудничества, говорит Никитин.

Алексей Сабанов, заместитель генерального директора компании "Аладдин Р.Д.", отмечает, что если под рынком понимать объем закупок для внедрения, то общий объем рынка имеет тенденцию к снижению. Причин, по его словам, здесь две. Первая – это уменьшение количества банков, вторая – секвестирование в связи с кризисом бюджетов ведущих банков.

По данным Рубена Оганесяна, директора по продажам Центра финансовых решений РДТЕХ, в среднем ИТ-бюджеты банков на 2016 год были сокращены примерно на 20-25%.

В целом же, по мнению эксперта, ввиду экономического кризиса и девальвации рубля многие банки приступили к реализации проектов по оптимизации ИТ-инфраструктуры с целью сокращения расходов. Также явно прослеживается тенденция к реализации краткосрочных проектов, срок окупаемости которых не превышает полугода.


Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab, также замечает существенное снижение ИТ-бюджетов банков по сравнению с докризисными временами. К тому же, по его словам, за это время около 200 финансовых организаций так или иначе перестали существовать. В связи с этим в компании наблюдают общий спад на рынке банковской автоматизации.

Основные ИТ-расходы банков, по его мнению, можно разделить на две наиболее характерные категории: оборудование и программное обеспечение (ПО), которое, в свою очередь, делится на системное и прикладное.

"2015 год показал активность банков и наличие бюджетов только по прикладному ПО, что вполне закономерно, так как вложения именно в эту область позволяют кредитным учреждениям осуществлять прорывы в обслуживании клиентов, добиваться максимальных результатов в оптимизации и экономии. Именно поэтому эта категория, по нашему опыту, не претерпела серьезных изменений, несмотря на кризисные явления в экономике."
Болышев

Светлана Вронская, директор по маркетингу ГК «Корус Консалтинг», полагает, что после кризиса на российском финансовом рынке в 2014 году банковская отрасль по-прежнему находится в не очень стабильном состоянии. Количество организаций, потерявших лицензию на ведение банковской деятельности, составило за два года около 200 и, на её взгляд, процесс оздоровление банковского ландшафта России регулятором продолжится. Параллельно идет процесс поглощения сильными игроками небольших, но уже работающих проектов в области финансовой деятельности, чтобы вместе или на их базе создавать крепкие кредитно-финансовые организации. В качестве примера можно привести создание «Почта Банка» на базе «Лето Банка» или присоединение проектов «Рокетбанк» и «Точка» к финансовой группе «Открытие».

"Дополнительно продолжается изменение законодательной основы функционирования финансовых организаций как на международном уровне, так и в России. Кроме необходимости следовать международным стандартам осуществления банковской деятельности, российские банки должны оперативно изменять внутренние операции для соответствия новым требованиям регулятора – введению новой банковской отчетности, интеграции с органами государственной власти и другими. Примером здесь может быть уже реализованная и действующая передача данных от кредитных организаций в ФНС России об открытии нового счета в банке."
Светлана Вронская

В подобных условиях, по её мнению, банковские организации вынуждены были пересмотреть текущие затраты на ИТ с тем, чтобы одновременно продолжить модернизацию существующих информационных систем, но минимизировать расходы на новые крупные проекты.

В частности, банки предпочитают перевести CAPEX в операционные расходы и вместо масштабных проектов по созданию новых дата-центров и внутренней инфраструктуры стараются по возможности отдавать часть инфраструктуры на аутсорсинговую поддержку, использовать мощности сторонних ЦОДов, максимально исследовать возможности облачных сервисов.

"Конечно, полностью перейти на модель OPEX в области ИТ банки – особенно TOP 10 российской банковской отрасли – не смогут еще долгое время, - заключает директор по маркетингу ГК «Корус Консалтинг».Что касается прогнозов на ближайшие годы, то большинство опрошенных специалистов рассчитывают на оживление рынка.

По мнению Ивана Рубцова из «Крок», отложенный спрос, накапливавшийся за пару сложных для финансового сектора лет, может реализоваться уже в следующем году.

"Думаю, что в 2017 ИТ-бюджеты банков несколько увеличатся, в частности, будут расти вложения в поддержку систем и затраты на софт
говорит он.

Андрей Сыкулев, генеральный директор «Синимекс», прогнозирует постепенное оживление, связанное с появлением и развитием целого ряда принципиально новых технологий и направлений. Это, в первую очередь, технологии, которые уже вышли в фазу реального практического применения, такие как большие данные, In Memory Computing, интернет вещей, облачные и гибридные архитектуры, а также новые технологии, которые «стоят на пороге», но в некоторых сферах применения уже серьезно конкурируют с «традиционными» решениями: искусственный интеллект, распределенные реестры (блокчейн), системы виртуальной (дополненной) реальности, бессерверные архитектуры и платформы.

Константин Усаковский, заместитель коммерческого директора ГК «АйТи», считает, что при сохранении более-менее стабильной экономической ситуации в дальнейшие годы рынок, очевидно, будет расти и генерировать новые бизнес-идеи, "уходить" в цифровую область, придумывать новые продукты и услуги для своих клиентов. При этом с каждым годом все большее значение будут приобретать такие параметры, как скорость выпуска новых продуктов, возможности и качество дистанционных каналов обслуживания, способность делать действительно адресные предложения клиентам, генерировать "апсейл" и кросс-продажи.

В Maykor-BTE отмечают, что в 2017-2018 году в банковском секторе предсказуем рост практики аутсорсинга. Кроме того, по мнению представителей компании, распространение получат проекты по комплексной передаче на аутсорсинг обслуживания ИТ- и отраслевых банковских систем.

Рубен Оганесян из РДТЕХ, предполагает, что в 2017-2018 г. от банков следует ожидать развития в сторону облачных технологий, технологий, связанных с большими данными, всевозможных маркетинговых систем, ориентированных на работу с клиентами.

"Именно эти направления напрямую нацелены как на оптимизацию бизнес-процессов, так и на привлечение клиентов – как физических, так и юридических лиц."
говорит эксперт.

15 трендов банковской информатизации

Поговорив с ИТ-компаниями, занимающимися созданием и внедрением различных решений для российской финансовой сферы, TAdviser определил 15 трендов, которые оказывают непосредственное влияние на развитие отечественного рынка банковской информатизации.

Image:Bank_trend2.png

1. Рождение финансово-технологической отрасли

В настоящее время наблюдаются процессы, которые могут привести к существенной трансформации банков и банковских технологий ― к слиянию банковских и информационных технологий и к рождению новой отрасли ― финансово-технологической. Разработками финтех-стартапов активно интересуются передовые российские банки, которые будут активно сотрудничать с ними и заключать сделки по слиянию и поглощению. Успешный пример – приобретение банком «Открытие» Рокетбанка.

Как отмечает Светлана Вронская, директор по маркетингу ГК «Корус Консалтинг», за последние 12-18 месяцев многие отечественные банковские структуры создали подразделения для работы с молодыми командами и студенческими группами как в столице, так и в российских регионах, разрабатывающими новые продукты.

Андрей Сыкулев, генеральный директор компании «Синимекс», считает, что если объединить данные, которые «знают» о нас банки и телекомы, дополнить их соответствующими технологиями анализа, то можно будет сказать, что им известно о нас практически все: наш распорядок дня, круг общения, физические перемещения, где и что мы покупаем и т.д. и т.п.

"Банки, обладая знаниями о своих клиентах, могут превратиться в компании, которые будут в нужное время и в нужном месте предоставлять гражданам и бизнесу удобные сервисы, связанные с деньгами, да и не только с деньгами."
Сыкулев

2. Персонализация продуктов и услуг

Ряд экспертов полагают, что трендом ближайшего времени станет персонификация продуктов и услуг, «тонкая», адресная настройка на клиента.

Директор по работе с финансовыми институтами компании «ФОРС-Центр разработки» Юрий Терехин отмечает, что для этого используются возможности мобильного и интернет-банкинга, анализируются данные из социальных сетей. Подобными вещами, по его данным, уже занимаются "Тинькофф Банк", Сбербанк, Промсвязьбанк и "Авангард".

3. Облака и аутсорсинг

Сейчас в отрасли наметились первые тенденции к оздоровлению, но траты на ИТ носят кризисный характер: проекты пока точечные, направленные в основном на оптимизацию расходов на инфраструктуру. В этом финансовым организациям помогают облака и аутсорсинг.

По данным Ивана Рубцова, заместителя генерального директора по работе с ключевыми заказчиками «Крок», банки все более активно пользуются услугами сторонних провайдеров в части поддержки и обслуживания. Начиная с аутсорсинга Центров обработки данных, завершая SaaS-решениями (например, колл-центр из облака).

"Именно этот подход позволит компаниям одновременно избавиться от непрофильных функций, получать сервис с оговоренным уровнем качества и перевести затраты из CAPEX в OPEX."
говорит он

Банки первой пятерки, по мнению Рубцова, задумываются о масштабных частных облаках, которые позволят им переводить свои ключевые системы на горизонтально масштабируемые Scale Out платформы. Кроме того, частные облака еще и позволяют контролировать каждый ИТ-сервис, в том числе и оказанный внутренним бизнес-подразделениям. Так что, эта технология рассматривается еще и как рабочий инструмент для оптимизации затрат и повышения эффективности. Кроме того, банки инвестируют в реинжиниринг и переписывание своего основного софта. Все понимают, что время вертикально масштабируемых систем ушло навсегда. Центробанк РФ, например, планирует реализовать проект по созданию облачного центра обработки данных.

Сергей Полномочных, руководитель направления департамента системных инженеров ГК «Компьюлинк», считает, что облачные решения все чаще будут применяться при выполнении задачи повышения эффективности ИТ.

"Данные технологии завоевывают все больше сторонников своей гибкостью, скоростью развертывания и экономической отдачей. Конечно, для обеспечения жизненно важных для бизнеса процессов такие решения будут преимущественно внедряться внутри собственных ЦОД, реализуя концепцию частного облака. Что же касается поддерживающих процессов, таких как маркетинг, управление ИТ и тому подобных, все чаще будут использоваться технологии, развернутые в гибридном или публичном облаке."
уверен он

По мнению Светланы Вронской, директора по маркетингу ГК «Корус Консалтинг», банковские организации пересматривают текущие затраты на ИТ с тем, чтобы одновременно продолжить модернизацию существующих информационных систем, но минимизировать расходы на новые крупные проекты.

В частности, банки предпочитают переводить CAPEX в операционные расходы и вместо масштабных проектов по созданию новых дата-центров и внутренней инфраструктуры стараются по возможности отдавать часть инфраструктуры на аутсорсинговую поддержку, использовать мощности сторонних ЦОДов, максимально исследовать возможности облачных сервисов.

"Конечно, полностью перейти на модель OPEX в области ИТ банки – особенно TOP 10 российской банковской отрасли – не смогут еще долгое время, но то, что все эффективные финансовые организации делают активные шаги в этом направлении является одной из самых очевидных тенденций в области информатизации в этой сфере."
заключает Вронская

Управляющий партнер Maykor-BTE Максим Никитин также причисляет облака и аутсорсинг к трендовым направлениям в области банковской информатизации. По его мнению, в аутсорсинге сохраняется тренд на комплексность контрактов по сопровождению ИТ- и отраслевой банковской инфраструктуры.

"В частности, по модели комплексного аутсорсинга Maykor-BTE уже несколько лет работает с Райффайзенбанком, недавно мы также заключили аналогичный контракт, объединяющий сервис ИТ и банковской техники, с Альфа-Банком. Помимо этого, намечается спрос на аутсорсинг кадровых и бизнес-процессов. Maykor активно работает над развитием данного направления и планирует его укреплять."
говорит эксперт.

4. Новые подходы к защите данных

Сегодня наработаны методы и инструментарий борьбы с техническим взломом, эксплойтами, DoS- и DDoS-атаками. Почти все кредитные учреждения имеют соответствующие средства противодействия. Поэтому злоумышленники все чаще снова стали использовать методы социальной инженерии, и сейчас на новом витке развивается борьба с этими методами, которые действуют на невнимании человека и его откровенном обмане. Мошенники изучают процессы банка, поведение его сотрудников, «поведение» систем и подделываются под них, имитируя реальные ситуации. Тем самым они подменяют клиенту банк, а банку – клиента.

Как отмечает, Алексей Забродин, заместитель генерального директора по технической деятельности компании INLINE Technologies, этим так называемым фродовским операциям противодействует класс систем, позволяющих выявлять мошеннические действия и, более того, по характеру запросов конкретного клиента предполагать, что операция может быть фродовской. Огромное, просто колоссальное количество операций клиентов осуществляется в дистанционном обслуживании, мобильном банкинге. Ручным способом выявить злонамеренные действия невозможно. Это работа антифрод-систем, которые постоянно должны совершенствовать свои сценарии, накапливать набор знаний потенциальных подозрительных действий.

"Такие системы есть, они применяются, но, на мой взгляд, они должны выходить на иной уровень. Банки создают эти системы, пытаются поддерживать, но их ценность не в наличии самого инструмента, а в его постоянном и своевременном пополнении тем или иным набором знаний, или так называемых сигнатур, мошеннических действий."
считает эксперт.

Ключевые слова здесь «своевременное пополнение», потому что, если банк не обновил базу знаний о подозрительных наборах операций или пропустил какие-то из них, их нельзя будет автоматически распознать.

"Теперь давайте представим, что подобной базой знаний о случившихся и потенциальных злонамеренных действиях пользуется не один банк, а например, сотня. Таким образом, в одном месте реализованная и разобранная ситуация становится доступной к распознаванию или обнаружению для всех пользующихся системой учреждений. Это уже можно назвать облачными системами, где сервис один на много пользователей. Подобные вещи, конечно, будут развиваться очень активно, потому что в одиночку справиться со злонамеренными действиями изощренных и технически подготовленных злоумышленников достаточно сложно, особенно банкам, которые не обладают большими ИТ-бюджетами."
говорит Забродин

Отдельная, еще более сложная вещь, по его мнению, – это злонамеренные действия сотрудников банка. Они опасны тем, что сотрудник имеет очень много полномочий в системе, его работа – это, собственно, работа с автоматизированными системами банка, он здесь свой. И вот выявить, что именно этот сотрудник по намерению либо ошибке делает не так или, возможно, это и не он вовсе, – задача довольно сложная.

"Здесь точно так же нужно задуматься о накоплении знаний, и будет очень полезно, если они аккумулируются в централизованной системе, к которой разные банки будут обращаться. Подобные вещи, на мой взгляд, будут очень востребованы и будут развиваться достаточно активно, потому что, чем сложнее системы (а они сейчас достигли высоких порогов сложности), тем труднее выявлять в них злонамеренные действия."
отмечает представитель INLINE Technologies.

В целом, по мнению Ивана Рубцова из «Крок», нестабильная экономическая ситуация увеличивает спрос на решения по информационной безопасности. Согласна с ним и Светлана Вронская, директор по маркетингу ГК «Корус Консалтинг». По её мнению, с увеличением количества кибер-атак в разы за последние пять лет, предотвращение несанкционированного доступа к данным клиентов банка и к их счетам, становится первоочередной задачей для ИТ-службы банка. «Таким образом, расходы на системы ИБ очевидно будут расти, а их функциональность расширяться»."
уверена Вронская.

При этом, Сергей Полномочных, руководитель направления департамента системных инженеров ГК «Компьюлинк», добавляет, что недостаточно обезопасить только периметр организации, все чаще необходимо обеспечивать защиту каждого приложения, каждой информационной системы. «В ближайшем будущем мы наверняка увидим бурное развитие этой концепции», - полагает эксперт.

5. Проекты с быстрой отдачей и новые ниши

К вопросам формирования бюджетов на следующий финансовый год банки подходят осторожно. Те расходы, которые возможно сократить, сокращаются, тем не менее, приоритет отдается электронным каналам. В вопросах информатизации банки нацелены на получение результата от инвестиций в рамках одного финансового года.

"По нашей оценке фаза активного спада рынка банковской информатизации пройдена. Если ранее, год или два назад, в приоритете были вопросы выживания, то сейчас, вместе с сокращением расходов, мы наблюдаем рост вложений в проекты с быстрой, в течение года, отдачи."
говорит Виталий Патешман, директор по продажам компании BSS.

Помимо этого, банки начинают нащупывать новые интересные ниши и направления развития.

«Мы видим возросший спрос на наши новые продукты со стороны как действующих клиентов, так и новых. BSS ведет много интересных проектов. В прошлом году появились новые задачи, связанные с гособоронзаказом и банковским сопровождением госконтрактов. Для решения этих задач наша компания представила сервис, который на сегодняшний день является единственным активно использующимся промышленным решением, - рассказывает Виталий Патешман.

6. Рост востребованности ДБО

В настоящее время огромными темпами идет технологическое развитие, которое позволяет банкам обслуживать своих клиентов через дистанционные каналы, такие как интернет-клиент, мобильный банк, терминалы, банкоматы, сотовый телефон.

"Удаленные сервисы становятся все более востребованными. Кроме того, кредитные организации переходят от многоканального обслуживания к омниканальному, когда каналы взаимодействия с клиентами — офисы, мобильная связь, социальные сети, интернет и другие — по функционалу стремятся к равным возможностям. Клиент может позвонить в банк по телефону, затем выполнить какие-то операции в личном кабинете, потом что-то сделать через смартфон и лично прийти в розничное отделение, чтобы закончить решать свой вопрос."
говорит Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab.

Розничные клиенты, а за ними и малый бизнес, отдают все большее предпочтение мобильным банковским приложениям для смартфонов и планшетов, отмечает Виталий Патешман из BSS. Это стимулирует банки уделять повышенное внимание мобильным каналам, быстро и самостоятельно производить необходимые изменения в ДБО, оперативно управлять ситуацией, а значит, прибылью.

"Ранее было мнение, что мобильный канал станет отдельным самостоятельным каналом для пользователей. Наша статистика показывает, что этого не произошло и мобильный канал является дополнительным к интернет-банку способом взаимодействия клиента с банком. Понимая это, мы концентрируем внимание и силы на создании ядра и предоставлении банкам инструментов развития системы с синхронизацией данных между разными дистанционными каналами. Для этого мы, например, разрабатываем SDK, API, презентационный слой и т.д.."
поясняет Патешман.

7. Повышение роли call-центров

Повышение качества обслуживания клиентов в банках всё больше зависит от дистанционных методов работы. В результате роль call- и контакт-центров повышается. Многие первые серьезные call-центры подошли к периоду модернизации. Заказчики стараются максимально увеличивать их эффективность не только с помощью ИТ, но и с помощью его перевода в регион с более низкой средней заработной платой.

И тут, в силу удаленности от центра и вследствие наёма нового персонала, на повестку дня встает более серьезный контроль качества работы call-центра, отмечает Иван Рубцов, заместитель генерального директора по работе с ключевыми заказчиками «Крок».

"Например, в рамках модернизации платформы телефонии «Крок» внедрил BI-решение для анализа данных по активности клиентов, обращающихся в банк через колл-центр, обновил систему интерактивного речевого взаимодействия (IVR) и установил АРМ (автоматизированное рабочее место оператора). Это позволило повысить стабильность работы колл-центра на 20% и увеличить эффективность работы операторов на 10%. В результате проекта удалось предотвратить сбои в связи с абонентами в дни повышенной нагрузки в контакт-центре."
рассказывает он

В то же время, для повышения эффективности важно оценивать качество взаимодействия операторов с клиентами.

"Например, в контакт-центрах «Крок» внедряет систему отчетности, состоящую из набора оценок, которые проставляют сами клиенты банков. После того, как клиент банка завершил вызов, он перенаправляется в ветку автоматизированного помощника IVR (Interactive Voice Response), где его просят поставить оценку от 1 до 5. Далее данные попадают в отчет и группируются по тематикам. На основе этих же данных создается и история звонка, который агрегирует в себе всю информацию о том, как этот звонок был обработан. В результате имеется информация о каждом звонке, и когда в группу расследования обращаются с претензиями, к этим показателям обращаются в первую очередь."
поясняет Рубцов

8. Доработка банковского софта согласно требованиям регулятора

Сегодня все банковские процессы должны быть полностью автоматизированы. Центральный банк хочет добиться сквозной передачи информации и прозрачности всех транзакций, совершаемых клиентом, то же требование относится и к системам отчетности.

По мнению Светланы Вронской из ГК «Корус Консалтинг», требования регулятора по соответствию новым законодательным актам создают прежде всего возможности для разработки новой функциональности банковского программного обеспечения.

Иван Рубцов, заместитель генерального директора по работе с ключевыми заказчиками «Крок», приводит пример такого проекта:

"Для одного заказчика из финансовой отрасли мы привели систему защиты платежной информации в соответствие требованиям Федерального закона 161-ФЗ «О национальной платежной системе». В результате заказчик смог достичь необходимого уровня защиты в соответствии с требования ЦБ, а также получил комплект технических и эксплуатационных документов, по которым он сможет сопровождать систему защиты платежной информации.."

В свою очередь, Максим Никитин, управляющий партнер Maykor-BTE, замечает, что вхождение в прошлом году Банка России в состав ассоциации XBRL International будет и в дальнейшем порождать спрос на доработку банковского софта.

9. Новые средства идентификации клиентов

Еще один тренд связан с расширением использования средств идентификации, в частности, биометрии.

Как отмечает Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab, лидеры рынка уже приступили к использованию датчиков сканирования отпечатка пальца для входа в мобильные приложения. Такая же возможность в ближайшем будущем будет применяться и для подтверждения совершения операций.

Помимо этого, будут развиваться средства не совсем традиционной аутентификации. Например, по мнению Алексея Забродина из INLINE Technologies, когда клиент входит в отделение банка или звонит в call-центр, его уже можно идентифицировать.

"Видеокамера на входе может его распознать. И если у него на счете лежит хорошая сумма, не надо ему даже возможности давать встать в очередь, а надо встретить и проводить в VIP-зал. Конечно, мошенники могут загримироваться, но манеру говорить подделать значительно сложнее. Поэтому почему бы распознавать не только внешность, но и голос? Естественно, с помощью аналитических решений: систему обмануть сложнее, чем человека в этом случае."
отмечает эксперт

10. Интеграции банковских систем

Исторически сложившееся стремление банков развивать собственные ИТ-инструменты привело к тому, что ими было накоплено множество систем, возможно даже, с отличным функционалом. Однако они, как правило, хороши каждая в своей части, а в совокупности – при обслуживании клиента – так и остаются отдельными системами с разными идентификаторами тех или иных объектов одного клиента.

По мнению Алексея Забродина, заместителя генерального директора по технической деятельности компании INLINE Technologies, в результате может сложится ситуация, при которой расчетные операции клиента находятся в одной системе, кредитная история – во второй, операции по картам – в третьей, а вся информация о нем – в CRM-системе.

"Это все, конечно, должно измениться, и технологии к этому подошли вплотную. Думаю, в ближайшие годы банки сосредоточатся именно на интеграции собственных систем."
полагает он

11. Изменение подходов к построению ИТ-инфраструктуры

По мнению экспертов, важной тенденцией последнего времени является изменение подходов к построению ИТ-инфраструктуры, вследствие применения облачных технологий. В этом случае, часть используемых приложений оказывается за пределами собственной ИТ-инфраструктуры банка – следовательно, встает задача взаимодействия «родной» инфраструктуры с сетями провайдеров облачных сервисов и интернета.

«Особенно актуальна эта тенденция в отношении компаний с разветвленной региональной сетью, - считает Сергей Полномочных, руководитель направления департамента системных инженеров ГК «Компьюлинк». - В таких организациях «Компьюлинк», например, предлагает внедрить решения класса SD-WAN для объединения филиалов. Эта современная технология распознает приложения и позволяет сети адаптироваться к ним, обеспечить наилучшие условия работы, используя наиболее подходящие каналы связи, механизмы QoS, оптимизацию трафика и другие средства. Внедрение решений SD-WAN позволит упростить телекоммуникационную инфраструктуру филиалов и ускорить ее развертывание, организовать управление всей сложной сетью как единым целым, повысит производительность используемых приложений и соответственно, эффективность связанных с ними бизнес-процессов банка.

12. Укрупнение финансовых организаций

Каждый год количество кредитных учреждений уменьшается. Отзыв лицензий регулятором, банкротство, санации, покупки банков — все это приводит к сокращению рынка с одной стороны и к укрупнению участников с другой. Перед банками, подвергнувшимися слиянию, стоят новые задачи по объединению банковских сетей, продуктов и технологий.

По мнению Максима Болышева, заместителя директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab, это сложный процесс, успешность которого напрямую зависит от ИТ-подразделений финансовых организаций и технологичности используемых продуктов. Здесь также можно выделить основные связанные с этим вопросы: масштабируемость и централизация ИТ-систем, формирование отчетности.

Иван Рубцов из «Крок» говорит, что поскольку каждый банк – это уникальная инфраструктура с уникальной реализацией, то возникает потребность в решениях по доработке интеграционных процессов в разных банках под единый бизнес-процесс.

"В частности, заказчиков интересует консалтинг в части построения корпоративной шины обмена данными (КСШ - корпоративная сервисная шина). Она представляет собой программно-аппаратный комплекс, который позволяет на базе универсальных унифицированных форм автоматизировать обмен данными между приложениями без необходимости сложной интеграции, - рассказывает Рубцов. - Мы уже много лет реализуем такие проекты. Еще в 2009 году «Крок» построил первую в России интеграционную шину: тогда мы создали единую технологическую платформу в рамках объединения информационных систем Сибакадембанка и Уралвнешторгбанка."

13. Сокращение количества отделений банков

В процессе информатизации банковской деятельности у участников наметился тренд, который позволяет сделать вывод о сокращении физического присутствия банков. Уменьшение количества отделений и филиалов, связано с развитием сервисов удаленного обслуживания. В тоже время, изменилась и работа самих сотрудников подразделений. Если раньше они выполняли много однотипных рутинных операций, из-за чего скапливались большие очереди, то теперь банки с большей активностью работают над более качественным и полным обслуживанием клиентов по всем продуктам, представленным в линейке кредитного учреждения или продуктам партнеров. И в таком большом количестве отделений просто больше нет потребности.

Эксперты рынка считают, что в течение десяти лет количество банковских отделений сократится более чем наполовину, и, в конечном счете, роль банковских отделений будет сведена к оказанию помощи в сложных вопросах, таких как оформление крупных инвестиций и др.

"Полагаю, что уже к 2030 году будет закрыто порядка 60-70% существующих офисов обслуживания, - говорит Максим Болышев из R-Style Softlab. - Сокращаться будет не только число филиалов, но и количество внутренних служб банков. По данным Центробанка, в начале 2014 года в России внутренних структурных подразделений действующих кредитных организаций (филиалов) насчитывалось порядка 43 230, а в начале 2016 года — уже 36 994."

14. Более широкое внедрение риск-менеджмента и стандартов «Базель III»

По мнению директора по работе с финансовыми институтами компании «ФОРС-Центр разработки» Юрия Терехина, главным трендом является более широкое внедрение риск-менеджмента и стандартов достаточности банковского капитала «Базель III». Причём, по планам Базельского комитета переход на «Базель III» должен быть осуществлен в мировом масштабе к 2019 году.

Центробанк, по его словам, активно поддерживает эту инициативу, в связи с чем многие крупные российские банки в том или ином виде уже автоматизируют свою деятельность на принципах «Базель III». Как правило, это происходит с использованием собственных наработок, заказного ПО и отдельных модулей западных систем риск-менеджмента.

"В таком «лоскутном» виде эта автоматизация и останется. Хотя западные системы риск-менеджмента обладают весьма широкой функциональностью, внедрять их целиком дорого и нецелесообразно, т.к. они не соответствуют всем требованиям ЦБ, не отвечают специфике российской банковской деятельности и требуют высокой детализации данных по сделкам, которая зачастую отсутствует в базах данных российских банков."
добавляет эксперт

15. Игра на чужом поле

Еще один заметный тренд заключается в том, что банки, в конкурентной борьбе за клиента, начинают «играть на чужом поле», предлагая многочисленные сервисы, напрямую не связанные с их деятельностью - страховые, инвестиционные услуги, сервисы путешествий, скидочные сервисы и т.п.

Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab, замечает, что банки начинают оказывать услуги по электронной регистрации недвижимости, регистрации компаний в ФНС, электронному документообороту.

Помимо нетипичных для банка услуг, развиваются идеи маркетплейсов. К примеру, Сбербанк планирует создать на своей базе аналог Alibaba, а также работает над проектом запуска национальной экосистемы по примеру крупнейших мировых компаний в сфере интернет-коммерции.

ИТ-новшества российской банковской сферы

Банки всегда были новаторами в использовании ИТ. Финансовый сектор и сегодня один из наиболее активных потребителей инновационных решений. Это неудивительно, ведь способность быстро адаптироваться к изменениям рынка дает ощутимые конкурентные преимущества. При этом банкиры не просто тратят многомиллионные средства на высокие технологии, но и постоянно повышают планку требований к ИТ-системам.

Image:Banki_new670.png

Цифровой банк

Иван Рубцов, заместитель генерального директора по работе с ключевыми заказчиками «Крок», считает, что лидеры отрасли двигаются в сторону цифрового банка - способа организации процессов, позволяющего сократить себестоимость банковских услуг и продуктов.

«Основная статья расходов традиционного банка – это содержание отделений, в которых обслуживаются клиенты. Переход на цифровые каналы обслуживания дает возможность существенно снизить такие затраты: человеку достаточно пообщаться с представителем банка один раз, в самом начале взаимоотношений. Представитель покажет ему, как пользоваться приложением, через которое клиент самостоятельно сможет осуществлять все необходимые действия. Со своей стороны, банк будет изучать действия клиента, чтобы целевым образом предлагать ему услуги. У нас в стране даже есть примеры успешной работы банков вообще без отделений, но не все традиционные банки пока к этому готовы, - отмечает Рубцов.

Он полагает, что сейчас мы находимся на пороге новой эры цифровизации и в ближайшие годы банки откажутся от содержания филиальной сети и операционистов, и все операции будут переведены в виртуальное пространство. Кроме того, по его мнению, вместе с экономикой будущего приходит и повсеместная автоматизация – интернет вещей (Internet of Things, IоT).

«В основе концепции IoT лежит повсеместное распространение интернета, мобильных технологий и социальных медиа, при этом сама идея поддерживается нашим стремлением сделать мир удобнее, проще, продуктивнее и безопаснее в самом широком смысле. Интернет вещей сотрет границы между отраслями, и только компании, которые смогут вовремя подготовить свою ИТ-инфраструктуру, подхватив волну цифровой трансформации, станут лидерами в своем сегменте и расширят горизонты своего бизнеса, - уверен эксперт.

О повышениеи доходов и сокращении издержек за счет электронного взаимодействия с клиентами говорит и Виталий Патешман, директор по продажам BSS. Эта компания, в частности, выпускает «Электронный офис», который консолидирует взаимодействие и с действующими, и с потенциальными клиентами.

«Работа в «Электронном офисе» начинается не с момента заключения договора, а с момента входа клиента на сайт банка. Уже реализован весь контур электронного взаимодействия с текущими клиентами. В 2017 году заработает контур электронного взаимодействия с потенциальными клиентами», - говорит представитель BSS.

Расширение интеграционных возможностей

Среди других ИТ-новшеств эксперты выделяют, в частности, расширение интеграционных сервисов и появление новых платежных систем.

К развитию интеграционных возможностей, по мнению Максима Болышева, заместителя директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab, можно отнести, например, организацию электронного обмена данными с ГИС ГМП и ГИС ЖКХ. Это позволит любому человеку, даже не являющему клиентом конкретного банка, совершить в нем необходимый платеж и узнать задолженности по оплате услуг.

Виталий Патешман считает, что развитие взаимодействия с ГИС ЖКХ поменяет сознание клиентов в работе с коммунальными услугами.

«Если раньше мы ждали счет и шли его оплачивать в кассе банка или в системе ДБО, то теперь банк будет сообщать о появившемся счете и предлагать оплатить его автоматически. Для банка это выгодная возможность активизировать спящую клиентскую базу, инструмент дополнительного транзакционного дохода, - говорит Патешман. - Наш сервис позволяет не только передавать начисления в ГИС ЖКХ, но и реализовать подобный функционал. Это возможность для банка стать ближе к своим клиентам. Упустившие эту возможность банки потеряют шансы не только привлечь новых клиентов, но и сохранить собственных.

К интеграции с коммерческими структурами можно отнести, к примеру, появление страховых предложений от банков, предложения по продуктам партнеров – акции, cashback и т.д.

Появление новых платежных систем

В 2016 году кредитные учреждения начали использовать Apple Pay и Samsung Pay, что говорит о тренде к применению более удобных средств платежей и платежных систем. В ближайшие 2-3 года следует ожидать появления других аналогичных технологий, к примеру, Android Pay и Xiaomi Pay.

Отдельно можно отметить перспективу поддержки картами «Мир» совершения оплат по технологиям Apple Pay и Samsung Pay. Максим Болышев из R-Style Softlab, считает, что данное решение мы получим уже в 2017 году.

Открытые платформы

Наш мир меняется, ускоряется и внешние вендоры не успевают за этими изменениями: слишком много потребностей, слишком высокие темпы. Разумный выход – предоставлять банкам открытые платформы, где есть ядро и базовый функционал. Банк же самостоятельно корректно вносит изменения, подстраивает платформу под свои нужды.

«BSS давно это поняла и идет по этому пути. Мы разрабатываем SDK и API, что позволяет банку, с одной стороны, наращивать функциональные блоки в соответствии со своим планом развития транзакционного бизнеса, а, с другой стороны, брендировать интерфейс, - рассказывает Виталий Патешман.

Уже в следующем году банки смогут самостоятельно реализовать возможности по юзабилити и дизайну, добавляет представитель BSS.

Банковская экосистема

Некоторые эксперты полагают, что в ближайшие годы банки ждет эволюция мобильного и интернет-банкинга, которая приведет к необходимости создания уникальной корпоративной социальной мультисреды, доступной и сотрудникам, и клиентам. Управляющий партнер Maykor-BTE Максим Никитин называет эту среду банковской экосистемой.

«Механизм данной системы прост: например, клиент в этой среде может оставить заявку, если не работает POS-терминал; получить информацию о самом выгодном предложении по кредитованию в ближайшем отделении банка, используя геолокацию; осуществить p2p-перевод, получить консультацию. И все это в одном приложении, нажав на пару кнопок. Для сотрудников же подобная платформа – это удобная площадка для продуктивной работы, доступа к данным и оперативного обсуждения идей с коллегами, - рассказывает Никитин.

Системы искусственного интеллекта

В настоящее время в колл-центрах банков уже используются боты - роботы-консультанты с использованием речевых технологий и простых форм искусственного интеллекта для помощи в решении несложных вопросов. Для автоматического управления инвестициями используются робоэдвайзеры.

При этом, крайне перспективными технологиями являются системы искусственного интеллекта, способные самообучаться и помогающие принимать сложные решения на основе обработки больших массивов данных.

Другие новшества

Среди других нововведений отечественные эксперты называют внедрение Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) для клиентов банков, переход на использование XBRL для отчётности по МСФО, применение биометрических данных (отпечатков пальцев, голоса, радужной оболочки глаз и др.) для многофакторной авторизации, использование технологий блокчейн и прочее.

Так, по мнению директора по работе с финансовыми институтами компании «ФОРС-Центр разработки» Юрия Терехина, внедрение ЕСИА для клиентов банков открывает широкие возможности для увеличения доли онлайн операций и снижения расходов на деятельность филиальной сети. Переход на использование XBRL (открытый стандарт обмена деловой информацией) для отчётности по МСФО позволит снизить операционные расходы бэк-офиса.

Отдельно следует упомянуть увеличение влияния ИТ-составляющих на банковскую деятельность. Некоторые эксперты полагают, что в перспективе розничный банк превратится из классического института в API-магазин для взаимодействия с финансовым рынком.

Перспективы блокчейн в российском банковском секторе

Блокчейн — распределенная база данных, которая хранит информацию обо всех транзакциях участников системы в виде «цепочки блоков». Основное преимущество этой технологии перед традиционными банковскими транзакциями — отсутствие посредников, т.к. блокчейн не имеет центрального органа, а операции проверяются самими участниками.

Image:Bank_blokchain.png

TAdviser решил узнать мнение экспертов отечественных ИТ-компаний о перспективах технологии блокчейн в банковском секторе России. Именно им предстоит реализовывать весь пул запросов от финансистов по внедрению данной системы.

Общее мнение, на котором сходится большинство респондентов таково: блокчейн, безусловно, имеет большое будущее, но использовать эту технологию пока рановато. В первую очередь в России должны быть улажены все вопросы с законодательством. Кроме того, потребуется глубокое переосмысление технологических принципов предоставления банковских услуг.

Полная версия статьи "Перспективы блокчейн в российском банковском секторе" доступна по ссылке.

Направления развития мобильных и интернет-банков

Мобильные приложения банков и интернет-банки постоянно расширяют свои возможности, становятся более удобными и продвинутыми. Однако вместе с этим растет и количество угроз, с которыми сталкиваются клиенты. Это в свою очередь меняет парадигму развития данных финансовых продуктов.

Image:Banki_mob_int.png‎

«Если раньше банки, направляли основные усилия на обеспечение доступности приложений и развитие спроса на них со стороны клиентов, то сейчас на первый план выходят вопросы безопасности, в частности, внедрение более строгих правил блокировки платежей через банк-клиенты, удаленный мониторинг вредоносной активности на мобильных устройствах и повышение пользовательской осведомленности в вопросах информационной безопасности, - рассказывает Михаил Домалевский, менеджер отдела развития департамента информационной безопасности группы компаний Softline.

По его словам, большинство мер незаметны глазу обычных пользователей, хотя иногда банкам приходиться жертвовать удобством пользования мобильными приложениями, так как лучше немного проиграть в удобстве, чем потерять лояльность клиентов из-за реализованных кибератак.

Тем не менее несмотря на все проблемы, связанные с безопасностью, развиваться дальше все равно нужно и здесь можно выделить несколько основных направлений.

Во-первых, это тенденция к функциональному равноправию отделений банков, интернет-клиентов и мобильных приложений. Например, придя в офис кредитной организации, воспользовавшись интернет-клиентом или мобильным банком, клиент сможет получать одни и те же востребованные услуги и осуществлять необходимые операции.

Второе направление – это увеличение роли мобильных устройств как платежных средств. Так, согласно квартальным финансовым результатам Apple, в сентябре через Apple Pay было произведено больше покупок, чем в течение всего 2015 года. Компания зафиксировала значительный рост объема транзакций через свою платежную систему по всему миру.

«Очевидно, что следует ожидать еще более активное использование сервиса, так как накануне Apple Pay стал доступен жителям Японии, которые уже давно привыкли к бесконтактным платежам. Повышение объемов транзакций также связано с приходом системы этой осенью на российский рынок при поддержке Сбербанка и компанииMasterCard, а также в Новую Зеландию, - рассказывает Максим Болышев, заместитель директора департамента банковского ПО RS-Bank компании R-Style Softlab.

Максим Болышев также выделяет еще два пути развития: интеграцию с соцсетями и мессенджерами, а также расширение средств идентификации.

К примеру, Тинькофф Банк в этом году запустил своего бота в Telegram, а Сбербанк планирует начать выдавать кредиты через WhatsApp и Telegram.

Что касается расширения средств идентификации, то, по мнению представителя R-Style Softlab, здесь речь идет прежде всего об использовании биометрии и других возможностей мобильных устройств.

«Лидеры рынка уже приступили к использованию датчиков сканирования отпечатка пальца для входа в мобильные приложения. Такая возможность в ближайшем будущем будет применяться не только для входа в личный кабинет, но и для подтверждения совершения операций. В настоящее время мы наблюдаем рост разнообразия биометрических датчиков: появляются сканер сетчатки глаза, сканер капилляров, датчик сердцебиения (на уникальность которого тоже можно ориентироваться). К тому же до сих пор не задействованной остается фронтальная фотокамера на мобильных устройствах, которая позволяет идентифицировать пользователя визуально, а также пока не нашла применения аудиоидентификация, хотя о намерении ее использования заявлял Герман Греф, - рассказывает Болышев.

Виталий Патешман, директор по продажам компании BSS, считает, что мобильный банк превращается из платежного инструмента в канал продаж услуг и продуктов клиенту, активизации «спящей» базы, взаимодействия с госуслугами.

«Появляются заявки на услуги и баннеры, с помощью которых клиенты могут быстро оформить депозит, подать заявку на кредит и т.д. Мобильный банк становится движущей силой не только привлекательности банков для розничных клиентов и малого бизнеса, но и важным каналом транзакционных доходов самих банков, - считает Патешман.

Ряд экспертов называют интернет- и мобильный банкинг самыми перспективными и быстрорастущими сегментами в банковской деятельности. Об этом, в частности, говорит Рубен Оганесян, директор по продажам Центра финансовых решений РДТЕХ. По его словам, в основном данными услугами пользуются физические лица в части быстрых оплат, перевода средств, управления собственными средствами и т.д. В то же время, планируется развитие функционала этих услуг и для юридических лиц.

«Также мобильный и интернет-банкинг активно развиваются в части продаж банковских продуктов, информирования клиентов, сбора просроченной задолженности и пр. Сегодня активно разрабатывается система полного цикла взаимодействия с клиентом посредством интернет-банкинга, включая открытие расчетного счета без физического присутствия клиента в отделении банка, - отмечает Оганесян.

Некоторые эксперты считают, что взрывного роста использования этих технологий ждать не стоит. В частности, директор по работе с финансовыми институтами компании «ФОРС-Центр разработки» Юрий Терехин говорит, что несмотря на то, что у лидеров розничного рынка мобильный и интернет-банкинг сейчас бурно развивается, взрывного роста использования этих технологий в финансовом секторе не будет.

«Дело в том, что такая расширенная функциональность нужна для массового привлечения розничных клиентов. В условиях бурно растущей экономики, когда есть масса платежеспособных клиентов, которым нужны кредиты на разнообразные покупки, и банки их охотно дают; когда они несут депозиты в банки, а банки их охотно берут, когда розничные клиенты массово занимаются инвестициями и покупками в интернет-банке, тогда да - мобильные и интернет-банки становятся востребованными инструментами для расширения клиентской базы. У нас это пока не так. У российских банков избыток ликвидности благодаря финансовой политике регулятора, депозиты им не очень нужны, кредиты они дают плохо, да и население сейчас неохотно их берёт; инвестиционной деятельностью и биржевой торговлей занимается незначительная прослойка общества; использование банковских онлайн-услуг не растёт взрывными темпами, при этом все выше становится конкуренция со стороны небанковских платёжных систем и торговых онлайн-площадок, - поясняет Юрий Терехин. - Для большинства российских банков эффективность такого направления автоматизации не очевидна, оно не принесёт им ощутимый доход. Небольшие банки перед отзывом лицензии «пылесосят» рынок простым подъёмом ставок по депозитам без всяких изощрённых технологий. Крупные банки за редкими исключениями сейчас не стремятся наращивать розничный бизнес, да и нет сейчас в России широких масс экономически активного состоятельного населения, не охваченного розничными банками. Выигрышным использование «продвинутых» мобильных и интернет-банков является в единичных случаях: Тинькофф Банк, Сбербанк, Промсвязьбанк, Русский стандарт, Открытие/Рокетбанк, Альфа-Банк, Банк Авангард.

Сомневается в дальнейшем серьезном росте и Алексей Забродин, заместитель генерального директора по технической деятельности компании INLINE Technologies. По его мнению, российские банки уже довольно далеко продвинулись по сравнению с европейскими и американскими, где эта область очень консервативна. Но двигаться дальше все равно надо. И движение, скорее всего, будет в сторону интеграции с потребительскими приложениями.

«Например, почему бы приложению на гаджете не интегрироваться с приложениями подписок прессы, периодических платежей за аренду программного обеспечения и т. д.? Так, чтобы это происходило, с одной стороны, безопасно, с другой – очень просто. Сейчас существует много механизмов, конечно, но пока они не унифицированы и работают, мягко скажем, не с самым высоким качеством. Нет ни унифицированных платежных платформ, ни полноценной интеграции с банковскими приложениями. Пока не достигли. Но это явный тренд – на почти полностью автоматизированные процессы платежей, облегчение проведение операций. Не надо клиенту мешать платить деньги. Пусть он платит везде и всегда, удобно и легко. Параллельно с этим, безусловно, безопасность. Ведь чем больше процессов осуществляется автоматически, тем больше внимания надо уделять проверке этих автоматических и полуавтоматических действий, - считает эксперт.

Дмитрий Сергеев, директор по развитию бизнеса Центра программных решений компании «Инфосистемы Джет», полагает, что мобильные и интернет-банки идут от классической финансово-кредитной организации в сторону финтеха. Однако, выигрывать в итоге будут не банки (большие, надежные и с громким именем), а ИТ-компании – быстрые, гибкие, удобные.

«Соответственно либо банк сам станет этой ИТ-компанией, либо превратятся в commodity-сервис при таковой. К примеру, Google как оператор платежных сервисов получает с клиента 90% дохода и только 10% оставляет банку, осуществляющему реальный перевод, - напоминает Сергеев.

Основные проблемы безопасности мобильных и интернет-банков

Проблемы безопасности мобильных и интернет-банков известны давно, а открываемые новые уязвимости, как правило, не вносят существенных изменений в сложившиеся модели угроз.

Image:Banki_mob_int_pas.png

Эксперты уверены, что основными проблемами на протяжении последних 3-5 лет остаются: априори недоверенная среда (мобильное устройство), опасность заражения мобильного устройства и компьютера через интернет, недостаточность встроенных средств защиты в программные продукты со стороны разработчиков систем ДБО и интернет-банкинга, а также невыполнение элементарных требований безопасности пользователями.

Источник: Tadviser.ru