Горизонт банковской автоматизации: за чем будущее?

13.11.2017
Генеральный директор компании "Синимекс" Андрей Сыкулев поделился с онлайн-изданием "Банкир.ру" экспертным мнением о будущем банковской автоматизации. Генеральный директор компании "Синимекс" Андрей Сыкулев поделился с онлайн-изданием "Банкир.ру" экспертным мнением о будущем банковской автоматизации.

Горизонт банковской автоматизации: за чем будущее?

Чем дальше, тем более явно банки перестают быть чисто финансовыми организациями, «превращаясь» в ИТ-компании, заходя на «чужие поляны»: мобильных операторов, маркетплейсов, агрегаторов различных сервисов и т.д. Все эти явления мы наблюдаем уже сегодня. Поэтому по-прежнему одним из главных требований к развитию банковских ИТ остается обеспечение гибкости, масштабируемости решений и высокой скорости их разработки. Отсюда растущий интерес к таким областям ИТ, как микросервисная архитектура, devops и другим.

Сегодня в прошлое уходит не просто «ручной труд», а разрозненность функционирования отдельных систем, которые его автоматизировали. Банковские ИТ становятся частью «сквозных технологий», которые продолжают непрерывно развиваться: интеграция «выходит» за пределы отдельных предприятий, а финансовые услуги должны органично встраиваться в новые экосистемы. Отсюда возникают новые требования к открытости и доступности программных интерфейсов (API) к банковским сервисам, и, как следствие, совершенно новые требования к безопасности.

Говоря о будущем автоматизации, нельзя не упомянуть искусственный интеллект(ИИ). Уже сегодня искусственный интеллект в банкинге ― это предсказание сбоев работы оборудования, частичное замещение операторов при взаимодействии с клиентом, составление отчетности. Конечно, это не исчерпывающий список, как и во всякой высокоинтеллектуальной деятельности, область применения ИИ в банкинге будет только расширяться: новые каналы взаимодействия с клиентом, аналитика, антифрод, комплаенс и т.д.

Банковские услуги не удовлетворяют напрямую человеческие потребности, они лишь служат инструментом для обмена, потребления или перераспределения различных благ. Поэтому по мере развития финансовые сервисы будут становиться все более «незаметными», «встроенными» в «реальные» продукты и услуги. Между клиентом-человеком и банком в будущем не будет прямых отношений. За счет применения искусственного интеллекта появится возможность сделать массовыми сервисы, которые сегодня доступны только ВИП-клиентам.

Будущий банкинг ― это «встроенные» сервисы + искусственный интеллект в качестве персонального финансового менеджера. Такая картинка будущего порождает новые вопросы. Например, может ли искусственный интеллект быть субъектом финансовых отношений? Должна ли «программа» иметь возможность самостоятельно оплатить, например, подписку на газету (которая нужна программе для самообучения), а беспилотный автомобиль ― заплатить за топливо на заправке? Может оказаться, что лет через 5-10 эти вопросы уже не будут вызывать улыбку.


Источник: Банкир.ру

Банки на связи: зачем финансовые организации заводят виртуальных операторов?

04.08.2017
Генеральный директор компании "Синимекс" Андрей Сыкулев поделился с журналом Forbes мнением о технологическом тренде: появлении виртуальных мобильных операторов в банках.  Генеральный директор компании "Синимекс" Андрей Сыкулев поделился с журналом Forbes мнением о технологическом тренде: появлении виртуальных мобильных операторов в банках. 

За сообщениями СМИ о запуске банками «Открытие» и «Сбербанк» собственных виртуальных мобильных операторов мне видится тенденция, которая непосредственно связана с применением банками современных технологий.

Банковские операции сопровождают нас на каждом шагу и мы обращаемся к ним по несколько раз в день. Технологии помогают нам почти не замечать их: платежи совершаются в один клик или даже автоматически. Мы просто выбираем услуги и товары, оплата все чаще происходит «за кадром». Тем временем, объем данных о нас у банков постоянно растет. И это настоящие Большие данные, о которых так любят говорить. По прогнозу IDC мировой оборот Big Data и бизнес-аналитики в 2017 году составит 150.8 млрд долларов, а драйверами рынка станут банки и промышленное производство.

Если задуматься, то сегодня банки «знают» о нас очень много, вернее, могли бы знать… Куда мы едем, что покупаем, кто родственники, кому дарим подарки. Однако, сегодня эти данные не всегда анализируют и превращают в информацию для принятия решения. Для получения полезных знаний надо не просто иметь данные, а вычислить связи и зависимости и на их основе — потребности и запросы клиентов в данный момент времени, тогда и откликов на предложения станет в разы больше. При этом надо соблюсти законы. Получается многоуровневая задача, для решения которой банки внедряют технологии Big Data: чтобы из гигантских массивов данных извлекать необходимые «кусочки» полезной информации.

Например, с помощью Big Data, на основе анализа финансовых оборотов и других показателей, банк может сформировать кредитное предложение с индивидуальным лимитом и ставкой для малого бизнеса. Подобная модель работы уже заявлена у Сбербанка. Шансов на отклик у персонального и своевременного предложения, разумеется, гораздо больше, чем, если бы оно пришло наугад или даже не приходило бы вовсе, а ждало, когда клиент сам попросит, как это сейчас бывает. Банки только приступают к постижению возможностей Больших Данных в различных направлениях, это только начало пути. При этом массовой готовности к внедрению технологий класса Big Data в России не наблюдается: согласно аналитике, число банков, ведущих работы в этом направлении или желающих это сделать, не росло, а инвестиции в проекты, связанные с Большими Данными, в 2016 году и вовсе сократились. Основная причина в том, что технологии это сложные и затратные, и для серьезных результатов требуется высокая квалификация разработчиков и интеграторов.

Зато банки, которым удается наладить анализ данных о клиентах, повышают эффективность скоринга, многократно увеличивая результативность предложений: кредитов, вкладов, бонусов для клиентов и т.д. Клиенты, в свою очередь, начинают получать максимально персонализированные рассылки и звонки — то, что им нужно именно здесь и сейчас, а не веерные обзвоны и SMS с произвольными предложениями.

Следующий логичный шаг в сборе данных о пользователях — использование данных о телеком-услугах ― данных, которые дают возможность собрать дополнительную информацию о перемещениях, контактах и активности клиентов в реальном времени, а также позволяют открыть новый канал для платежей. Сейчас крупнейшие банки могут переводить деньги с карты, прикрепленной к телефонному номеру абонента, однако им приходится пользоваться чужими сотовыми сетями.

Отдельно отмечу, что речь идет не о персональной слежке, а о законных действиях, когда на основе анализа поведения большого числа клиентов, банк выстраивает профили, по которым распределяет своих вкладчиков, кредиторов и т.п. Оказывается, большинство из нас предсказуемы и можно предугадать по нескольким действиям, какие у нас предпочтения. По крайней мере, попытаться. Главное для этого — иметь большую базу с примерами.

Расширить базу с примерами поступков клиентов как раз и позволяет создание виртуальных сотовых операторов. Первым в России о его запуске заявил «Тинькофф Банк», теперь услугу анонсировали «Открытие» и «Сбербанк».

Благодаря новым возможностям для обработки Big Data, виртуальные операторы от крупных банков в ближайшие год-два года могут стать трендом, но серьезный прогноз пока делать рано. В развитии Больших Данных важны не только инвестиции в технологии, но и правовое регулирование, а закон о «больших пользовательских данных» в России только разрабатывается.


Источник: Forbes

Выручка «Синимекс» увеличилась за год на 13%

15.06.2017
«Синимекс» подвела итоги развития бизнеса и своего 20-летнего присутствия на рынке информационных технологий. «Синимекс» подвела итоги развития бизнеса и своего 20-летнего присутствия на рынке информационных технологий.

К 2017 г. совокупный оборот бизнеса «Синимекс» достиг 721 млн. руб. увеличившись на 13%, по сравнению с предыдущим финансовым периодом, а численность только штатных сотрудников компании выросла за последние пять лет более чем в 2,5 раза.

Постоянными клиентами и партнерами «Синимекс» за это время стали крупнейшие российские и международные финансовые организации, в том числе системообразующие банки первой двадцатки, крупные торгово-промышленные корпорации и компании сектора ТЭК, а также известные мировые и отечественные поставщики ПО для реализации проектов различных масштабов и сложности.

Помимо традиционных для компании направлений деятельности, таких, как разработка и внедрение интеграционных решений, систем для автоматизации и повышения эффективности бизнес-процессов, управления рисками и принятием решений, появились новые направления на базе прорывных технологий ― Blockchain, Microservices, Data Science&Machine learning.

На протяжении всего прошедшего года компания продолжала активное сотрудничество со своими давними клиентами и партнерами, в числе которых ВТБ, ВТБ24, «Газпромбанк», «Альфа-Банк», «Райффайзенбанк», «ЮниКредит Банк», «Почта Банк», НПФ «Благосостояние», «Росбанк», «Бинбанк», «Ренессанс Кредит» и др. Кроме того, были реализованы или запущены в работу масштабные и интересные проекты для новых заказчиков - Объединенного Кредитного Бюро, крупных торгово-производственных и страховых компаний, организаций сектора ТЭК.

В рамках стратегического проекта по внедрению новой АБС (Центральная АБС от компании «Новая Афина») в Банке ВТБ специалисты «Синимекс» разработали интеграционное решение на базе продукта IBM Integration Bus, позволившее унифицировать процесс разработки и внедрения новых интеграционных сервисов. Также были разработаны шаблоны интеграции систем в соответствии с концепцией сервис-ориентированной архитектуры (SOA) и система журналирования и мониторинга интеграционного решения, что обеспечило возможность создания фабрики по реализации интеграционных сервисов для других проектов банка.  Это позволило, в конечном итоге, значительно сократить сроки и стоимость автоматизации интеграционных взаимодействий, которые являются неотъемлемой частью практически каждого ИТ-проекта. 

«Синимекс» выполнила в Банках ВТБ и ВТБ24 ряд проектов в по развитию и сопровождению платежных систем. В ВТБ24 был реализован первый самый трудоемкий этап долгосрочного проекта по развитию и сопровождению системы обработки платежей физических лиц в пользу поставщиков услуг. В конце прошлого года специалисты компании осуществили интеграцию платежных систем Банка ВТБ и одного из крупнейших в мире платежных операторов Alipay с использованием нового для российского рынка формата ISO 20022. По итогам реализации проекта туристы из Китая получили возможность совершать покупки на территории РФ с помощью популярного на родине сервиса -  электронных кошельков Alipay.

В связи со стремительным ростом количества отделений созданной в январе 2016 г. Группой ВТБ и ФГУП «Почта России» на базе «Лето Банка» новой розничной финансово-кредитной организации «Почта Банк» разработчики компании реализовали высоконагруженный интеграционный слой в рамках проекта по внедрению новой платформы ДБО (интернет-банк и мобильный банк) с пропускной способностью - порядка 10 млн. операций в сутки, обеспечивающий возможность внедрения обновлений в режиме онлайн. Служба сопровождения Синимекс обеспечивает поддержку решения в режиме 24/7.

Продолжая работу по комплексному сопровождению и развитию Системы Управления Взаимодействием (СУВ) – основной интеграционной платформы Газпромбанка – разработчики «Синимекс» реализовали сервис для сбора, расчета и визуализации метрик KPI в режиме real-time на базе Open Source продуктов Graphite и Grafana. 

Для своего давнего и крупнейшего партнера и заказчика - «Альфа-Банка» компания выполнила в 2016 г. проекты по развитию сервиса «Риск-менеджмента», доработке коммуникационного модуля (МИС) и сервиса оценки кредитных заявок WSRM (Web-service Risk Management). В коммуникационном модуле были доработаны компоненты, обеспечивающие интеграцию систем банка в процессах отправки уведомлений и решающие задачи получения событий коммуникации. В ходе доработки комплекса систем для оценки кредитных заявок заёмщиков-физических лиц и принятия кредитного решения по заявкам (WSRM) инженеры «Синимекс» реализовали интеграцию со скорингом МТС, получения данных из социальных сетей на базе Double Data через кредитное бюро и выполнили доработку интеграции с системами обработки кредитных заявок в соответствии с новыми требованиями Положения Банка России от 15 октября 2015 г. № 499-П и ФЗ «О кредитных историях» от 30.12.2004 N218-ФЗ. 

Совместный проект АО «АЛЬФА-БАНК» и «Синимекс» в партнерстве с мировым поставщиком финансового ПО Misys по внедрению решения по управлению рисками в банке в соответствии со стандартом Базель II получил высокое признание коллег по ИТ-отрасли и завоевал почетную награду конкурса «Проект года-2016. Выбор ИТ-директоров России» в номинации «Лучшее решение в области банковской аналитики».

Специалисты «Синимекс» приняли участие в успешной реализации комплексного масштабного проекта в АО «ЮниКредит Банк» по переходу с действующей ранее АБС MIDAS на новую АБС FlexCube 12. В частности, команда «Синимекс» решала задачи по миграции «Кассового Модуля», «Модуля регулярных комиссий» и «Модуля взимания комиссий за операции торгового финансирования», а также доработке сервисов на интеграционной шине.

Для еще одного давнего стратегического партнера компании - АО «Райффайзенбанк» инженеры компании «Синимекс» спроектировали и разработали на базе технологий класса Big Data прототип системы Statement Aggregator, предназначенной для формирования выписок о банковских транзакциях. Завершая очередной этап проекта по  автоматизации бизнес-процессов работы Райффайзенбанка с кэптивными банками в части расчетно-кассового обслуживания физических лиц, рабочей группой проекта был подключен третий кэптивный банк - «Мерседес-Бенц Банк Рус». Ранее к системе РКО банка подключились «Фольксваген Банк РУС» и «БМВ Банк».   

За прошедший год в КБ «Ренессанс Кредит» специалисты компании «Синимекс», совместно со специалистами банка, успешно реализовали несколько проектов по интеграции

новой системы CRM MS Dynamics с основными системами кредитной организации. Сначала на 

IBM Websphere ESB CRM была интегрирована с сервисами телефонии Avaya PDS, что позволило сотрудникам call-центра осуществлять звонки клиентам непосредственно из рабочего окна CRM. На втором этапе команда «Синимекс» в сотрудничестве с банком осуществила интеграцию CRM и процессинговой системы Way4. 

Для своего нового клиента и партнера – ЗАО «Объединенное Кредитное Бюро» компания «Синимекс» разработала автоматизированную  Биллинговую систему ежемесячной генерации счетов и актов клиентам, призванную оптимизировать работу бухгалтерии и формализовать бизнес-процессы согласования данных с клиентскими менеджерами, минимизировав, таким образом, риски ошибок в расчетах данных. Внедрение системы позволило также решить задачу унификации тарифной политики Объединенного Кредитного Бюро. В целях информирования клиентов Бюро и предоставления им возможности удалённо просматривать актуальную информацию по своим платёжным документам специалисты «Синимекс» разработали Web-приложение «Личный кабинет» и интеграционный адаптер для импорта платежных документов из системы «1С» и актуального справочника по клиентам. 

В 2016 г. продолжилась совместная работа «Синимекс» и еще одного  давнего партнера и заказчика компании – ПАО РОСБАНК, в сотрудничестве с которым был реализован проект по созданию единой интеграционной платформы банка. Для выработки единого подхода к интеграции и переиспользованию сервисов, стандартизации подключения и взаимодействия между собой различных систем специалисты «Синимекс» выполнили разработку и внедрение  в Росбанке корпоративной сервисной шины на базе платформы IBM Integration Bus 9. В ходе проекта были заложены фундаментальные архитектурные и технологические основы для реализации интеграционного слоя в ландшафте банка и реализовано надежное функциональное ядро, способное обеспечить стабильное расширение списка интегрируемых систем в дальнейшем.  

Согласно взятому ранее курсу на диверсификацию и развитие бизнеса в смежных отраслевых сегментах, в прошедшем году Департамент автоматизации компании «Синимекс» активно работал по направлению увеличения клиентской базы и расширения экспертизы в области разработки и внедрения решений на базе программных продуктов крупнейшего отечественного вендора «1С». 

Специалистами Департамента был выполнен проект по разработке функционального модуля интеграции системы оперативного учета на платформе «1С» с корпоративной CRM-системой SalesForce для компании Bostik Россия, одного из крупнейших производителей клеев и герметиков в мире.  Кроме того, Департамент автоматизации «Синимекс» принял участие в проекте по миграции данных с платформы «1С:7.7» на «1С:8.3» для подразделения компании GE в Казахстане и приступил к реализации проекта по внедрению ПО «1С:Управление аптечной сетью 8» в одной из крупнейших российских фармацевтических компаний. Эксперты Департамента приняли активное участие в крупных комплексных проектах компании «Синимекс» для Газпромбанка и НПФ «БЛАГОСОСТОЯНИЕ».

В 2016 г. в компании был сформирован Центр компетенций по блокчейн, специалистами которого в течение года были разработаны 5 прототипов систем с использованием технологий распределенных реестров. 

Подводя итоги работы за прошедшее двадцатилетие, Андрей Сыкулев, генеральный директор компании «Синимекс», высоко оценил уровень экспертизы специалистов компании и достигнутые результаты развития бизнеса. Компания показывает стабильные темпы роста бизнеса, увеличивает масштаб и сложность проектов и совокупную выручку. 

Источник: CNews

Средства массовой информатизации. Лидеры рынка

31.05.2017
Комментарии Андрея Сыкулева, генерального директора компании «Синимекс», в обзоре «КоммерсантЪ-ИТ» и агентства RAEX. Как показывает очередной ежегодный рэнкинг от агентства RAEX ("Эксперт РА"), эксклюзивно предоставленный для публикации в приложении "Информационные технологии", ведущие российские ИТ-компании за последний год нарастили обороты. Среди факторов роста — отложенный спрос на внедрение ИТ и растущий интерес заказчика к современным цифровым технологиям.

На фоне предыдущих лет результаты нынешнего, 15-го по счету списка крупнейших российских ИТ-групп и компаний, подготовленного агентством RAEX ("Эксперт РА"), выглядят сравнительно оптимистично. Суммарная выручка компаний--участниц рэнкинга по итогам 2016 года увеличилась на 11% и составила 562,7 млрд руб. Конечно, это номинальные показатели — с поправкой на инфляцию (5,4% по Росстату) итоги года для отрасли выглядят несколько скромнее. Тем не менее вывод о переломе тенденции делать уже можно: рост рынка очевиден. Ведь в двух прошлых рейтингах восьмипроцентный рост выручки его участников не покрывал инфляции (12,9% в 2015 году и 11,4% — в 2014-м), то есть в реальности речь шла о сокращении объемов доходов ИТ-компаний.

Двигатели спроса

Как и всегда во время стагнации, компании стремятся повысить эффективность инвестиций и избавиться от всего, от чего только можно избавиться, и здесь более подходящий инструмент, чем ИТ, найти трудно. "В период стагнации, в который вошла наша экономика, основной задачей для ее субъектов является повышение эффективности, способность решать задачи развития имеющимися средствами и получать максимальный эффект при минимуме затрат. Оптимизация бизнес-процессов — это одна из первоочередных задач, и мы стараемся помогать нашим клиентам в ее решении, предлагая для этого апробированные технологии, методики и продукты",— говорит Степан Томлянович, генеральный директор компании "ФОРС — Центр разработки" (ГК ФОРС).

"Происходит оживление спроса на ИТ. Во-первых, за счет постепенной адаптации рынка к новым политическим и экономическим условиям. Во-вторых, благодаря отложенному за последние три-четыре года спросу, который сейчас начал постепенно реализовываться. Технологии уже давно лежат в основе деятельности большинства бизнес- или государственных структур, и решение многих задач невозможно оттягивать до бесконечности. Еще один важный позитивный экономический фактор — более или менее устоявшийся курс рубля, оказавший влияние на общую стабилизацию ситуации в ИТ-индустрии",— считает Светлана Баланова, генеральный директор IBS.

Другим значимым фактором, который, по мнению всех опрошенных участников рэнкинга влияет и на спрос на ИТ, и на развитие продуктов и решений ИТ-компаний, является постоянное совершенствование цифровых технологий и расширение областей их использования.

"Такие технологии, как интернет вещей, большие данные, дополненная реальность, создают принципиально новые возможности для построения эффективных бизнес-моделей. Одно из популярных направлений — монетизация данных, когда они превращаются в ценный актив для бизнеса. Компаниям, стремящимся превратить свои данные в актив, для начала необходимо определить, какой информацией они владеют, оценить степень влияния этих данных на бизнес, найти новые способы их использования, которые совпали бы с рыночной потребностью и позволили создать новый продукт или услугу",— поясняет Степан Томлянович.

Андрей Сыкулев, генеральный директор компании "Синимекс", добавляет: "На мой взгляд, оживление на ИТ-рынке обусловлено стремительным проникновением во все сферы бизнеса и общественной жизни новых цифровых технологий. Таких как построение систем распределенных реестров, технологий Big data, машинного обучения, биометрии. Например, наша компания активно участвует в процессах разработки, тестирования и внедрения программных продуктов с применением этих прорывных технологий и выстраивает собственные центры компетенций на базе московского и регионального воронежского производственного департамента. По итогам прошедшего года мы наблюдаем хорошие показатели: наш совокупный оборот увеличился, а к числу давних партнеров и заказчиков из финансового сектора присоединились новые крупные клиенты из других отраслевых сфер деятельности — нефтегазовые и торгово-промышленные компании, ведущие операторы рынка страхования".

По словам Алексея Данильянца, генерального директора Stack Group, цифровая трансформация бизнеса продолжает набирать обороты. "Несколько лет назад уже многие российские компании переносили свою ИТ-инфраструктуру в облако, а сегодня бизнес начинает переносить бизнес-критичные приложения в виртуализированную среду. Это связано прежде всего с принятием участниками бизнес-сообщества роли ИТ-трансформации как основной движущей силы развития практически всех современных рынков",— констатирует он.



Повальная оцифровка бизнеса неизбежно влияет практически на все сферы деятельности ИТ-компаний. Рассказывает Тагир Яппаров, председатель совета директоров ГК "АйТи": "В нашем бизнесе есть целый ряд быстрорастущих направлений, связанных с цифровой трансформацией бизнеса: системы сквозной автоматизации цифровых бизнес-процессов, решения для управления цифровым контентом, роботизированные системы автоматизации процессов, мобильные решения, аналитика структурированной и неструктурированной информации. Например, наши решения и услуги в области управления цифровым контентом в прошлом году увеличились на треть, а направления, связанные с процессной автоматизацией, удвоились. Более быстрыми темпами (хоть и с низкой базы) растут текстовая аналитика на основе технологий машинного обучения, мобильные решения. Внедрение систем поддержки цифровых процессов порождает и новые виды услуг. Например, переход с бумажных документов на цифру требует перевода накопленных предприятием архивов различных видов документации в цифровой вид. В этой связи в прошлом году мы создали специальное подразделение, которое предоставляет сервис оцифровки документов и ретроконверсии (оцифровки архивов)".

К слову, одним из масштабных проектов, который можно отнести к проявлению все четче обозначающейся цифровой технологизации, является проект создания Единой автоматизированной системы отделений почтовой связи (ЕАС ОПС). Согласно данным "Почты России", система разработана по принципу "одного окна" и заменяет более 15 разных программных продуктов, использовавшихся ранее. Установка в отделениях по всей стране единого ПО станет новым этапом масштабной ИТ-модернизации почтовой сети, 42 тыс. отделений по всей стране будут связаны в единую информационную систему.

Витая в облаках

Об оживлении рынка наглядно свидетельствуют показатели рэнкинга. Увеличение выручки в 2016 году наблюдается почти по всем основным направлениям ИТ-деятельности. Продолжили рост доходы участников рэнкинга в секторе ИТ-услуг (консультации, интеграция, поддержка и сервис, обучение) — прирост за год 12%. Это по-прежнему наиболее емкий сектор, на долю которого приходится половина всей выручки участников рэнкинга, или 213,5 млрд руб. в 2016 году. С каждым годом представить себе работу субъектов экономики без использования ими ИТ-составляющей все труднее — эта потребность обеспечивает ИТ-компаниям объемы работ по автоматизации различных процессов и ее технической поддержке, переводу функций и оборудования на аутсорсинг, профессиональному образованию и так далее.

Другая причина роста сегмента ИТ-услуг — стремление интенсивно развивающихся компаний к оптимизации своей деятельности и ресурсов. "Такие компании нуждаются в профессиональных консультациях по повышению производительности информационных систем при сохранении тех же вычислительных мощностей. Поэтому растет востребованность услуг по аудиту ИТ-инфраструктуры, изменению конфигурации и настройке действующих систем. Зачастую требуются масштабирование, переход на новые версии базового ПО или миграция на другую программно-аппаратную платформу, например с открытым программным кодом",— говорит Степан Томлянович. По его словам, одно из самых перспективных направлений для обеспечения интенсивного развития бизнеса заказчика — облачные решения.

Львиная доля выручки участников рэнкинга, полученная в 2016 году от ИТ-услуг, приходится на сегмент поддержки, сервиса и аутсорсинга (83,8 млрд руб.) — прирост за год 18%. "На протяжении последних трех лет в топе сохраняют свои позиции облачные услуги, услуги сервиса и ИТ-аутсорсинга. Востребованность последних объясняется постоянным ростом ИТ-инфраструктуры и увеличением количества оборудования, которое нужно обслуживать. Здесь актуальны два фактора — использование последних технологий, для обслуживания которых у ИТ-службы заказчика не всегда имеется должная квалификация (да и не нужна она как непрофильная), и отсутствие достаточного ИТ-штата в регионах",— поясняет Сергей Сульгин, президент группы Maykor.

Срабатывают и традиционные для аутсорсинга факторы — вывод второстепенных процессов и экономия на издержках для повышения эффективности и конкурентоспособности. "Стратегии клиентов направлены на оптимизацию дотационных направлений деятельности и снижение эксплуатационных затрат. Поэтому востребованы услуги комплексной поддержки отраслевого оборудования и ИТ-инфраструктуры, ведь за счет масштаба можно существенно (до 15%) снизить стоимость услуги. Клиенты с широкой географией присутствия искали пути повышения эффективности работы в регионах за счет внедрения новых технологий, например необлачной системы защищенной удаленной поддержки пользователей вне корпоративной сети. Можно выделить и новые форматы предоставления услуг, такие как gainsharing, когда доход поставщика услуги напрямую зависит от дохода клиента. Кроме того, заказчики стали отдавать собственный персонал под управление аутсорсинг-провайдера",— рассказывает Сергей Сульгин.

На услуги интеграции в общей выручке участников рейтинга приходится 80,5 млрд руб. (на 2% больше, чем в прошлом году), а консалтинг принес участникам рэнкинга 49,2 млрд руб. (прирост за год 22%). 

"Для крупных компаний по-прежнему актуальны комплексные программы бизнес-трансформации с внедрением ERP. Но если одни еще работают над "целинными" проектами построения и тиражирования единого бизнес-решения для фундаментальных бизнес-процессов, то другие уже вышли на этап погружения в интегрированное планирование, "оцифровывания" части процессов, применения новых информационных платформ, инновационных технологий. Мы продвигаемся вместе с каждым своим клиентом по пути изменений и перехода к моделям цифровых компаний",— говорит Богдан Коцовский, генеральный директор "БДО Юникон Бизнес Солюшнс".

Среди факторов роста этих секторов лидеры рэнкинга выделяют работы в сфере информационной безопасности. "Здесь лидируют проекты для промышленных предприятий, финансовых организаций и государственных структур. В качестве примеров из практики "Техносерва" можно назвать внедрение системы противодействия мошенничеству для ВТБ 24, где очень значительна часть консалтинга, аудит информационной безопасности МРСК Юга, а также научно-исследовательскую работу по развитию методического обеспечения управления информационной безопасностью для ДИТ Москвы",— рассказывает Сергей Корнеев, президент ГК "Техносерв".

Заработки на обеспечении информбезопасности останутся важной статьей доходов ИТ-компаний и в дальнейшем. Светлана Баланова из IBS отмечает: "Последний пример — массированная атака вируса-вымогателя Wanna Cry, затронувшая среди прочего компьютеры российских силовых ведомств и телекоммуникационных компаний. Настолько масштабные киберугрозы переключают фокус внимания каждой организации с гипотетических "глобальных угроз цифровой эпохи" на совершенно конкретные аспекты обеспечения информационной безопасности своей деятельности. Это усиливает спрос на весь спектр ИТ-услуг".

На 13% за 2016 год выросли доходы участников рейтинга от разработки программного обеспечения (ПО). Суммарный объем реализации — более 41,6 млрд руб. (24,8 млрд руб.— готовое ПО, 16,85 млрд руб.— проектное ПО, прирост — 5,3% и 23,8% соответственно). Драйвером роста в этом секторе выступала и продвигаемая государством программа импортозамещения. Впрочем, при импортозамещении в ИТ-сфере еще долго будет сохраняться ряд объективных трудностей. 

Владимир Львов, член совета директоров и директор по стратегическому развитию компании "Ай-Теко", отмечает: "Далеко не во всех сегментах ИТ-рынка имеются готовые и достойные аналоги западных софтверных продуктов, поэтому говорить о полноценном замещении импорта пока преждевременно. Однако имея пример наших собственных облачных разработок, мы с оптимизмом оцениваем спрос на отечественный софт: высокозащищенная платформа виртуализации РУСТЭК, соответствующая требованиям государственных организаций к безопасности информационных систем, успешно используется в "Ростехе" в рамках масштабного проекта "Услуга 360", начат похожий пилотный проект в РЖД. Мы убеждены и убедили клиентов в том, что российское программное обеспечение может стать достойным замещением, надеемся на существенный рост и реализацию отложенного спроса в этом направлении. Среди позитивных факторов — создание Реестра российского ПО (его активное наполнение началось именно в 2016 году), формирование экспертного совета для ведения реестра и введение понятия "отечественный софт" на законодательном уровне. В реестр вошло уже пять собственных разработок нашей компании".

На другое препятствие импортозамещению в ИТ-отрасли указывает Александр Калинин, президент НКК: "Несмотря на сверхпопулярность этой темы, российские регуляторы до сих пор не могут определиться с тем, какую продукцию можно считать отечественной, а какую — нет. Реестр российского ПО сделали, а вопрос с "железом" решается медленно, и это усложняет работу всех отечественных производителей. Например, наш завод "Аквариус" в г. Шуя Ивановской области работает уже 27 лет. Все это время мы выпускаем компьютеры, как и весь мир, из комплектующих родом из Юго-Восточной Азии. Мы разрабатываем доверенную среду для ПК, делаем их безопасными, и мы продолжаем развиваться не благодаря, а вопреки. Спрос на наши решения есть, и он растет. Но теперь и мы перестали понимать, являемся ли мы отечественными производителями".

Однако несмотря на объективные и субъективные трудности, стимулирование развития отрасли со стороны государства дает плоды. "С начала 2016 года для российского софта при госзакупках действуют преференции. Такие же преференции с середины 2016 года ввели и многие госкорпорации. Конечно, крупные заказчики с осторожностью относятся к немедленной замене работающих систем на основе западных продуктов, однако вполне готовы использовать российский софт в системах, вновь создаваемых. В прошлом году крупный бизнес скорее присматривался к возможностям российского софта, но сейчас, например, мы реализуем много реальных и интересных проектов на основе наших собственных разработок: на данный момент в реестре отечественного ПО более 20 продуктов нашей группы",— рассказывает Тагир Яппаров.

Участники рынка считают, что долговременным драйвером для отрасли выступает и будет выступать долгое время стремительное развитие электронного документооборота (ЭДО). Объем ЭДО и число пользователей его систем растут из года в год, появляются новые законодательные инициативы в этой области (из последних — порядок обмена электронными счетами-фактурами и требования к операторам ЭДО по обеспечению роуминга).

По данным компании "СКБ Контур", за 2016 год через систему "Контур.Диадок" прошло в два раза больше электронных документов, чем в 2015 году. За 2016 год через системы "СКБ Контур" передано 290 млн электронных сообщений — юридически значимых документов (не считая отчетности в контролирующие органы) и EDI-сообщений. Удвоилось по сравнению с 2015 годом и число отправителей электронных документов.

В компании отмечают, что развитию рынка в 2016 году способствовали утверждение электронного формата универсального передаточного документа (УДП) и новые требования к доверенным операторам ЭДО. "Появление формата УПД позволяет перейти на электронный документооборот компаниям, которые используют универсальный передаточный документ на бумаге. Также стартовали с проектами ЭДО организации, которые ждали этого формата, потому что не хотели внедрять старые, а потом перестраиваться на новый",— говорит Дмитрий Мраморов, генеральный директор "СКБ Контур".

Как и прежде, спрос на ИТ-услуги и ПО обуславливает положительную динамику развития и при поставках оборудования и ПО в рамках интеграционных проектов: суммарная выручка в секторе — 97,2 млрд руб. (73,5 млрд руб.— доходы от поставок оборудования и 23,7 млрд руб. от поставок ПО). Годовые темпы роста выручки в сегменте — 3%. Что касается дистрибуции, то за последний год объем реализации в этом направлении составил 51,4 млрд руб. и снизился на 2%. Прогнозы по этим направлениям рынка на ближайшее время не оптимистичные. "Для решения задач бизнеса существующих решений пока вполне достаточно. Поэтому активной замены ПО и парка оборудования не предвидится. Впрочем, растет потребность в мощностях для хранения и обработки данных",— говорит Александр Калинин.

Услуги в области информационных технологий:

Рэнкинг крупнейших групп и компаний в области информационных и коммуникационных технологий по итогам 2016 года.

Источник: RAEX ("Эксперт РА") по данным участников рэнкинга. Полная версия таблицы и методика составления рэнкинга размещены на сайте www.raexpert.ru.

Вартан Ханферян

Источник: КоммерсантЪ-Информационные технологии

В начале стала цифра

06.04.2017
Интервью Андрея Сыкулева, генерального директора компании «Синимекс», в обзоре журнала IT Manager «В начале стала цифра».
Цифровая трансформация, основанная на использовании прогрессивных достижений в области IT, постепенно становится центральной темой для всех индустрий, вытесняя прочие насущные вопросы эволюции бизнеса, а ее захватывающие дух перспективы не дают покоя фантазии менеджеров и бизнесменов. Однако чем больший ажиотаж нагнетается вокруг этого тренда, тем менее понятно становится, что же конкретно имеет ввиду каждый из энтузиастов неизбежного цифрового будущего.

Фаза Digital

Все чаще с трибун различных деловых площадок и страниц авторитетных СМИ доносится тезис о том, что так называемая цифровая трансформация не просто тренд, а важнейшее условие благополучного и эффективного развития бизнеса, позволяющее предприятиям адаптивно подстраиваться под окружающую действительность и чувствовать себя уверенно даже в условиях жесточайшей конкуренции. Так ли происходит на самом деле и какой именно смысл вкладывается в это понятие?

img

Андрей Сыкулев, генеральный директор компании «Синимекс»:

«Не забывайте, что движущей силой цифровой трансформации является бизнес-стратегия, а не технологии».

«В современной литературе термин «цифровая трансформация» трактуется как «фундаментальные изменения в существующих цепочках создания и перераспределения ценностей, происходящие во всех отраслях экономики, включая госсектор, и описываемые с применением таких категорий, как «мобильные приложения», «большие данные», «межмашинное взаимодействие» и «Интернет вещей». Именно это и происходит, прямо на наших глазах», — констатирует генеральный директор компании «Синимекс» Андрей Сыкулев. По его словам, из вспомогательной службы ИТ превратились в элемент бизнеса: органическую, неотъемлемую часть цепочки создания ценности. Причем бизнес все чаще смотрит на ИТ-специалистов как на партнеров, от которых ждут бизнес-ориентированных предложений по новым продуктам, по улучшению бизнес-процессов, повышению эффективности и снижению расходов.

Андрей Долудь, начальник управления ИТ АО «Корпорация А.Н.Д.»:

«Наиболее продвинутые представители бизнеса не только готовы, но уже и реализуют цифровую трансформацию». 

По мнению Татьяны Бочарниковой, главы представительства компании NetApp в России и СНГ, больше 60% ИТ-директоров по всему миру видят цифровую трансформацию бизнеса своей главной задачей. В рамках этого преображения ИТ-служба становится двигателем инноваций: она помогает бизнесу работать быстрее и эффективнее, сокращать затраты и оптимизировать бизнес-процессы.

«Цифровая трансформация — процесс, в рамках которого традиционные подходы оптимизируются и автоматизируются с помощью технологических решений. В основе такого процесса лежит накопление информации и внедрение алгоритмов, работающих с сырыми данными, выявляющие скрытые зависимости, строящие прогнозы и рекомендации, которые ускоряют процесс принятия решений и позволяют обнаружить новые направления развития компаний, создавая тем самым конкурентное преимущество», — поясняет Павел Адылин, исполнительный директор компании Artezio (ГК «Ланит»).

Руководитель центра экспертизы по управлению изменениями Корпоративного Университета «Самрук-Казына» (Казахстан) Павел Потев считает, что картину мира меняют и растущие вычислительные мощности, и «Интернет вещей», и носимые устройства. «Просто сейчас начался переход количества в качество. Можно назвать это цифровой трансформацией, и мы находимся в начале глубинных изменений», — отмечает Павел Потеев.

Денис Сереченко, директор по развитию бизнеса подразделенияHuawei Enterprise Business Group:

«С менеджментом компании нужно говорить на бизнес-языке и показывать потенциальную прибыль от перехода к цифровой экономике, а не просто ИТ-метрики».

Представители ИТ-индустрии сходятся во мнении, что цифровая трансформация неизбежна и бизнес уже идет по этому пути. По оценке Ольги Горчинской, к. т. н., директора по исследовательским проектам и руководителя направления Big Data ГК «ФОРС», цифровые данные из побочного продукта автоматизации стремительно превращаются в жизненно необходимый элемент самого бизнеса. Причем это способствует не только и не столько совершенствованию внутренних бизнес-процессов: многие компании уже используют цифровые технологии для реализации новых моделей взаимодействия с клиентами и расширения границ бизнеса.

«Классическим примером цифровой трансформации является Uber, чей выход на рынок услуг такси полностью изменил его ландшафт. Сервис «Яндекс.Такси» также произвел своего рода революцию: целый ряд перевозчиков закрылись, не выдержав конкуренции, другие были вынуждены меняться — у многих операторов такси появились собственные мобильные приложения, СМС-информирование клиентов, навигаторы и терминалы оплаты карточками в салонах автомобиблей», — комментирует Cергей Осипов, вице-президент компании MAYKOR-GMCS. Он подчеркивает, что сейчас цифровая трансформация рассматривается большинством ИТ-компаний как клиентская потребность, но «оцифроваться» необходимо и самим ИТ-компаниям. Например, «уберизация» отрасли аутсорсинга позволит вывести отношения с клиентами, сотрудниками, партнерами и даже конкурентами на новый цифровой уровень. В свою очередь бизнес надеется получить от ИТ-компаний «лучшие практики» в области цифровой трансформации.

«От ИТ бизнес ждет роста производительности решений, а также дополнительные инструменты для структурирования данных и разработку новых вариантов их сбора», — дополняет Мирослав Шестернин, менеджер по продуктам Orange Business Services в России и СНГ.

Андрей Педоренко, CIO компании «Альфастрахование»:

«Развитие бизнеса, особенно финансовой сферы, активно стремится в «цифру», и этот процесс будет только ускоряться и углубляться».

Впрочем, на изменения, происходящие под влиянием развития ИТ, можно взглянуть и под иным углом. «Цифровая трансформация и цифровые данные для меня не корректные словоформы. Я бы сказал, что на нас наступает объективный процесс глобализации и информационных потоков. Попытка транснациональных компаний перехватить управление этим процессом, канализировать усилия человечества к самопознанию и перенаправить их в виртуальную среду, приводит к тому, что называют «цифровой трансформацией». Что в связи с этим будет происходить с бизнесом? Глобально — ничего хорошего», — подливает дегтя Виктор Алексеев, генеральный директор ООО «Аэропоиск». По его мнению, данный тренд не что иное, как очередной заход на перераспределение ресурсов в пользу крупных компаний.

Данные как актив

Важный вопрос, которым задаются все участники процесса цифровой трансформации, — может ли информация в оцифрованном виде стать активом для бизнеса? Мирослав Шестернин (Orange Business Services) констатирует, что объемы и разнообразие данных растет огромными темпами и компаниям приходится тратить все больше сил, времени и денег на их хранение. При этом хранятся они зачастую в качестве пресловутого мертвого груза, то есть никак не монетизируются.

Павел Адылин, исполнительный директор компании Artezio (ГК «Ланит»):

«Цифровые данные помогают увеличить прибыль компании, потому что дают возможность объективно оценивать ситуацию на рынке и поведение пользователей, а кроме того, могут продаваться и обмениваться на полезные для организации услуги».

По мнению Ольги Горчинской, для того чтобы данные стали цифровым активом, должны быть найдены новые способы их использования, которые совпали бы с рыночной потребностью и позволили создать новый продукт или услугу. В качестве примера успешной реализации такого подхода Ольга Горчинская приводит опыт «Яндекса» и других интернет-компаний, уже применяющих цифровые данные и технологии для предоставления многочисленных сервисов в области финансов, здравоохранения и транспорта. Другой пример — агрегаторы интернет-коммерции, существенно упрощающие пользователю поиск и выбор.

Андрей Сыкулев («Синимекс») считает, что у компаний есть три способа «заработать» на данных: повысить качество принимаемых решений благодаря анализу накопленных сведений, обогатить продукты и услуги полезной для клиента информацией или непосредственно продавать ее и результаты обработки другим компаниям.

Ольга Горчинская, к. т. н., директор по исследовательским проектам и руководител направления Big Data ГК «ФОРС»:

«В основе большинства проектов по цифровой трансформации лежат не столько ИТ-решения, сколько перспективные бизнес-идеи, но их появление и осуществление невозможно без новых технологий».

«Безусловно, в эпоху цифровой экономики информация становится одним из ключевых товаров и в этом смысле данные превращаются в ценный актив для бизнеса. Причем модели монетизации данных могут быть самыми разными — таргетированная реклама, точные прогнозы поведения рынка с последующей оптимизацией бизнеса, построение точных профилей потребителя и так далее», — говорит Денис Сереченко, директор по развитию бизнеса подразделения Huawei Enterprise Business Group.

По мнению Андрея Педоренко, CIO компании «Альфастрахование», к активам для бизнеса следует отнести такие данные, как профилирование клиента и его потребности, отталкиваясь от которых можно предложить ему наиболее актуальные и эффективные продукты. К тому же автоматизированные системы для работы с данными становятся главным инструментом в обострившейся борьбе с мошенничеством.

«Монетизация появляется тогда, когда создаваемые данные меняют бизнес-процессы и заменяют ранее действовавшие элементы рынка. Советская торговля исчезла полностью не только из-за изменения строя, а в первую очередь из-за изменения технологий в условиях нового строя. Сам я пришел в ретейл в 1995-м и отлично помню свою фразу в первом в моей жизни интервью: «Я не понимаю, как можно работать в торговле без современных цифровых технологий. Без ИС в торговле вообще ничего никогда нельзя посчитать и ничего никогда не сойдется», — рассказывает Андрей Долудь, начальник управления ИТ АО «Корпорация А.Н.Д.».

Начало начал

С чего же должна начинаться цифровая трансформация и превращение данных в актив? Директор по ИТ ГК «ЛУДИНГ» Николай Гегамов убежден, что начинать необходимо с понимания, зачем компании это нужно, как и в чем пригодится и какие преимущества обеспечит. Кроме того, необходимо еще «на этом берегу» определиться, во сколько обойдется сбор и хранение данных. Далее, по словам Дениса Сереченко (Huawei Enterprise Business Group) можно приступать к сбору и структурированной обработки информации. Затем детально углубляться в предметные области и просчитывать модели монетизации. Только после этого нужно говорить о данных как об активах для бизнеса.

Николай Гегамов, директор по ИТ ГК «ЛУДИНГ»:

«В будущем Цифра с большой буквы станет единым и универсальным способом представления любой информации, своеобразным эсперанто».

«Важно в самом начале изучить до малейших мелочей все типы данных, которые вы можете использовать для анализа. Это важно, чтобы понимать, где есть узкие места, которые необходимо прорабатывать. Далее создается математический алгоритм, позволяющий их отслеживать и прогнозировать изменения показателей. Немалую роль играет и удобство пользовательского интерфейса, куда выводится вся информация — чем он нагляднее, тем быстрее принимаются решения, ведь ради них и внедряются подобные технологии», — уточняет Мирослав Шестернин (Orange Business Services).

Детали и нюансы этих процессов во многом зависят от отрасли или региона, в котором работает компания. В ретейле, например, основным активом являются данные о клиентах, а для производственных компаний — сведения, поступающие от оборудования. По мнению Сергея Осипова (MAYKOR-GMCS), наиболее распространенная модель цифровой трансформации выделяет три составляющие: трансформацию клиентского опыта, преобразование операционных процессов компании и преобразование бизнес-модели. «Компаниям, стремящимся превратить свои данные в актив, для начала необходимо определить, какой информацией она владеет, оценить степень влияния этих данных на бизнес, изучить методики оценки и спланировать активности, направленные на их улучшение и применимость», — подчеркивает Сергей Осипов.

Татьяна Бочарникова, глава представительства компании NetApp в России и СНГ:

«Данные — это валюта цифровой экономики, а их качественная аналитика уже является ключом к успеху в многих сферах бизнеса».

Ольга Горчинская («ФОРС») отмечает, что цифровая трансформация находится на стыке бизнеса и информационных технологий, поэтому хотя инициатива по ее реализации и должна возглавляться руководителями компании, но с самого начала требует участия ИТ. «Важно понимать, что цифровая трансформация, затрагивающая все аспекты деятельности компании, должна проводиться постепенно и не может останавливать существующий бизнес. В связи с этим начинать следует с небольших проектов, связанных с отдельным направлением или подразделением. Одно из наиболее популярных направлений — клиентский опыт, то есть совершенствование и преобразование способов взаимодействия с клиентами. В этой области накоплено много материала, известны методики и технологии, и руководители должны применить все это к своей организации», — поясняет Ольга Горчинская. По ее словам, одна из первоочередных задач, которая возникает практически в любом проекте по цифровой трансформации, связана с формированием источников данных. Она не сводится к чисто технологическому сбору и согласованию, а требует глубоко анализа и исследования информации. Резюмируя, Павел Потев подчеркивает, что для успешного превращения данных в актив ИТ-компонента должна стать частью бизнес-стратегии предприятия.

Цена информации

Несмотря на очевидную полезность цифровых данных, рассчитать их конкретную ценность бывает весьма не просто. По мнению Андрея Долудя («Корпорация А.Н.Д.»), оценивать необходимо не сами данные, а потенциально приносимую ими прибыль за вычетом расходов на построение цифровой инфраструктуры, а также с учетом экономии от прекращения старых бизнес-процессов или моделей ведения бизнеса. Следовательно, арифметически точно определить такую ценность маловероятно и она в любом случае будет оценочной. «Данные сами по себе пассивны — это банк информации. Они ценны только через призму их применения», — убежден Николай Гегамов («ЛУДИНГ»).

Cергей Осипов, вице-президент компании MAYKOR-GMCS:

«Проект в области цифровой трансформации лучше всего планировать с большим количеством измеримых результатов в определенные моменты».

Однако, по мнению Павла Адылина (Artezio), если задачу определения ценности данных ставит бизнес и у него есть четкое понимание того, на какие показатели нужно ориентироваться, можно разработать прозрачную систему KPI для оценки внедрения технологий работы с цифровой информацией. Павел Адылин выделяет несколько моделей финансового и нефинансового способа расчета ценности данных как актива. К нефинансовым способам относится:

Расчет действительной стоимости информации. Эта модель позволяет оценить качество данных с помощью таких характеристик, как точность, доступность и полнота. Здесь каждая из характеристика ранжируется, после чего подводится общий итог. Расчет бизнес-ценности информации. С помощью этого способа измеряются характеристики данных в зависимости от связи с одним или более бизнес-процессами компании. Оцениваются и такие показатели, как точность, полнота и своевременность информации. Расчет производственной ценности информации. Методология основана на измерении влияния данных на один или более KPI. Например, если у одного из департаментов компании есть доступ к какой-то важной информации, насколько быстрее он сможет достичь своих целей, чем если бы этих данных у него не было.

Среди финансовых методов оценки Павел Адылин выделяет несколько подходов:

Расчет затрат на информацию. С помощью этой модели рассчитывается стоимость замены или приобретения информации. Конкретное значение высчитывается путем измерения потерянного дохода и того, сколько будет стоить приобретение новой информации. Расчет экономической стоимости информации. Способ позволяет измерить, какой вклад цифровые активы вносят в общую прибыль организации. Он схож с методом расчета по KPI, но здесь за основу берется именно прибыль компании. Расчет рыночной стоимости информации. Данная методология рассчитывает прибыль, которая может быть получена компанией при продаже, сдаче в аренду или бартере корпоративной информации.

Готовность номер один

ИТ-эксперты оценивают степень готовности отечественного бизнеса к инновационным преобразованиям весьма по-разному. Так, по словам Сергея Осипова (MAYKOR-GMCS), среди российских компаний есть немногочисленные апологеты цифровой трансформации, в то время как остальной бизнес пока что только присматривается к этой теме. Одним из препятствий на пути ее успешной реализации, по мнению Сергея Осипова, является недостаток квалифицированных кадров в данной области.

Павел Потеев, руководитель центра экспертизы по управлению изменениями Корпоративного Университета «Самрук-Казына» (Казахстан):

«Если ИТ-директор стоит перед необходимостью доносить до топ-менеджмента, что расходы на цифровую трансформацию —это не затраты, а инвестиции, то, возможно, следует поискать для себя другой топ-менеджмент».

«Есть очень большое желание и готовность вкладывать в цифровую трансформацию средства. Желание растет, но еще мало специалистов с соответствующей отраслевой экспертизой, способных решать подобные задачи», — соглашается Андрей Педоренко («Альфастрахование»).

Тем не менее, по мнению Татьяны Бочарниковой (NetApp), в российской экономике достаточно успешных примеров цифровой трансформации. В частности, банк «Тинькофф» первым отказался от физических отделений и с некоторых пор обслуживает своих клиентов через Интернет. Указанная схема работы требует создания надежной ИТ-инфраструктуры, которая обеспечивает высочайший уровень отказоустойчивости и производительности. При этом доступ к данным не должен прерываться ни во время аварий, ни во время плановых работ с оборудованием.

Мирослав Шестернин, менеджер по продуктам компании OrangeBusiness Services в России и СНГ:

«Когда вы видите всю ситуацию целиком и у вас есть единый источник для принятия решений, демонстрирующий вам все результаты, все риски и прогнозы по данным, которые получает или использует ваша компания, тогда принятые вами бизнес-решения будут более взвешенными, ориентированными на рынок и имеющими хороший шанс на успех».

«Организации переезжают в «цифру» с разной скоростью. Мой прогноз того, что банк станет ИТ-комплексом, сбылся. Следом будут подтягиваться инвесткомпании. В это же самое время по рельсам ездят поезда, сделанные еще в восьмидесятых годах прошлого века (а в ряде стран и того раньше), по небу летают военные самолеты, собранные полсотни лет назад. Структуры, их обслуживающие, меняются несколько медленнее модельного ряда айфона, это нормально», — считает Павел Потеев (Корпоративный Университет «Самрук-Казына»).

Мирослав Шестернин (Orange Business Services) констатирует, что отечественный бизнес не просто готов к цифровой трансформации, а уже уверенно пользуется ее плодами, причем в разных сегментах. «Нет ни одной крупной развивающейся компании, которая не вносила в свою стратегию развития пункты об оптимизации процессов, изучении клиентского опыта, монетизации данных. Некоторые из них уже делают это с помощью решений Big Data, часть занимаются их разработкой и внедрением, а остальные же знают, что это нужно делать, но пока не знают как и с кем», — поясняет Мирослав Шестернин.

Алексей Комов

Источник: IT Manager